Случайный эротический рассказ, раздел Случай:
...
     - Опять руки болят! И спину ломит после вчерашней тренировки! - с недовольством буркнул Николай, и подошел подстраховать Сергея, изнурявшего себя непомерыми нагрузками в жиме лежа.
     - Нормально, мы ж спортсмены... - крякнул Серега и приподнял гриф со стоек...
     Сергей ходил в спортзал уже около года, а Коля присоединился около месяца назад. Тренажерный зал не относился к так называемому разряду премиум-класс, которые сейчас растут как грибы после дождя, и в которые так любят ходить менеджеры среднего звена особенно пере... [ читать дальше ]
Название: Калифорнийские ночи
Автор: Ира
Категория: Остальное
Добавлено: 26-05-2012
Оценка читателей: 5.53



      Я хочу рассказать на этих страницах моих воспоминаний о самом примечательном годе в моей жизни. Если вам на самом деле хочется услышать эту историю, то прежде всего я расскажу о себе, где я родилась, как прове-ла свое детство.
     Родилась я и провела свое детство в солнечной Калифорнии. Родители назвали меня Трейси и это имя мне нравилось. Отец мой занимался бизнесом и жили мы довольно состоятельно. Наш маленький, но очень уютный одноэтажный домик находился недалеко от берега моря в фешенебельном квартале. Мать свою я помню очень смутно, так как после её смерти каждую женщину, которая некоторое время жила с отцом, меня заставляли назы-вать мамой, но они так часто менялись, что все мамы перемешались у меня в памяти. Зато отец мой был необыкно-венно красивый мужчина. Высокий, поджарый, с густыми аккуратно постриженными усами на умном мужествен-ном лице.
     
     
     Калифорнийские ночи - 1.
     
     Наступили летние каникулы перед последним годом моего обучения в колледже. Этим летом я никуда не поехала и со скукой проводила всё время дома, убивая время книгами и телевизионными программами.
     Однажды вечером, не выдержав тоскливого одиночества, я решила отправиться в город. Карманных денег у меня было мало и я, разбив свою керамическую копилку, достала все свои накопления - около двухсот долларов. Прихватив всю свою наличность, я устремилась на поиски приключений.
     На мне было одето моё самое любимое белое платье. Сначала я отправилась в кинотеатр. После просмотра довольно интересного фильма я не спеша прогуливалась в сторону дома. Подойдя к дому и представив какая скука меня ожидает там, я повернула в сторону небольшого бара в конце нашей улицы. Бар был почти пуст, только спя-щий в углу за столиком похожий на бродягу мужчина и компания из двух молодых девушек и двух парней. Они сидели за стойкой курили и слушали музыку. Я тоже села за стойку не далеко от них и заказала бармену самый дорогой коктейль. Мне подали высокий, наполненный янтарной жидкостью, бокал с множеством трубочек и бу-мажными разноцветными украшениями. Я почувствовала на себе завистливые взгляды соседей. Я догадалась, что у них нет денег, а выпить хочется. Я заказала бармену для них ещё таких же четыре коктейля. От такого сюрприза молодые люди очень оживились. Поблагодарив меня, они представились. Двух миловидных симпатичных девушек звали Лана и Анита. Они были моими ровесниками. Ребят звали Дик и Тони. Мне очень понравился Дик. Ему было около двадцати пяти лет и он был старшее всех. Вскоре я заказала всем ещё по одному коктейлю. Я соскучилась по общению со сверстниками и мне было очень весело и просто с ними. Дик и Тони стали поочередно приглашать меня танцевать и всё внимание уделяли только мне. Мне было неловко за их подруг, но Лана и Анита продолжали дружелюбно болтать со мной. Выпив ещё по коктейлю, мы вышли из бара и, весело беседуя, пошли по улице. Мы подошли к двери небольшого дома. Все нерешительно остановились, посматривая на меня. Дик, тихо что-то спро-сил у Тони, на что тот пожал плечами. Дик спросил меня, хочу ли я пойти с ними. Я, представив, какая скучища меня ждет дома, сразу согласилась. Тогда Дик спросил, сколько у меня есть денег. Я открыла сумочку и достала все свои деньги. Дик взял их у меня, пересчитал и, улыбнувшись, сказал: "Хватит для всех".
     Дверь открыла молодая лет тридцати очень красивая стройная блондинка. Мы вошли в дом и прошли в просторную обставленную дорогой мебелью комнату. Дик, тихо поговорив с хозяйкой, отдал ей мои деньги. Блон-динка вышла. Я удобно расположилась в мягком кресле и стала рассматривать комнату, ожидая продолжения мое-го приключения. Лана и Анита сидели передо мною на диване и тихо переговаривались. Затем, скинув туфли, они стали не спеша снимать с себя свои чулки. Я с недоумением смотрела на них. Сняв чулки, девушки расстегнули свои платья и бесцеремонно сняли их через голову. На Лане и Аните оставались только белые трусики и лифчики.
     "О, боже! Что тут происходит? Они сошли с ума!" - подумала я. Переведя взгляд на ребят, я увидела, что Дик сидит в кресле и не обращает внимания на раздевающихся девушек. Зато Тони, сидя за моей спиной на стуле, с большим интересом, ухмыляясь, наблюдал за раздеванием его подруг. Девушки тем временим не остано-вились на снятых платьях. Они стали стягивать с себя и оставшиеся скудные прикрытия их тел. Они были совер-шенно обнажены. Их молодые тела были мягкие и гладкие, а девичьи груди, крепки и округлы. Поджав под себя длинные ноги, они молча сидели на диване, с любопытством поглядывая в мою сторону.
     Охваченная негодованием и стыдом за них, я хотела вскочить и уйти из этого дома, но осталась пригвож-денной к мягкому креслу. Я боялась насмешливых взглядов, которые неминуемо устремились бы на меня. Я меч-тала вырваться на свободу, убежать от этих бесстыдных девушек и парней. Но, вся сконфузившись, осталась на своём месте. В этот момент открылась дверь. Вошла белокурая хозяйка дома и передала маленький бумажный пакетик Дику. Вид двух обнаженных девушек её нисколько не удивил. Дик, вскрыв пакет, стал раздавать всем при-сутствующим по две продолговатых серых таблетки. Подойдя ко мне, он пристально посмотрел на меня. Вместо двух таблеток он вручил мне только одну. Все стали глотать таблетки, запивая водой из стаканов, которые на под-носе преподнесла хозяйка. Прекрасно понимая, что это наркотик, я, со страхом, залпом проглотила свою пилюлю, с жаждой выпив целый стакан воды. Молодая хозяйка дома, запив водой свои таблетки, уселась на пол около меня, облокотившись на моё кресло. Все молча сидели, ожидая начала действия наркотика.
     Скованная ужасом, я вся дрожала от страха. Вдруг я почувствовала, что в руках и ногах исчезла нервная дрожь. В голове возникла ясность и лёгкость. Настроение улучшилось, страх стал постепенно исчезать. Всё тело стало воздушно лёгким. Через несколько минут мне уже было легко и весело. Хотелось необыкновенных ощуще-ний. Я уже без страха наблюдала, как обнажённые Лана и Анита, обнимаясь, нежно ласкали друг друга. Меня больше не смущали их нагота и действия, а наоборот было приятно наблюдать, как они услаждают свои молодые тела. Я почувствовала, что мне очень хочется чтобы моё тело тоже отведало такие же ласки. Я посмотрела на ря-дом сидящую хозяйку дома. Молодая женщина, словно ждав этого призыва, потянулась ко мне, обняла меня за ноги и стала задирать вверх моё платье. Полностью оголив мои ноги, она стала целовать их выше чулок около под-вязок. Её пылкие губы обжигали поцелуями нежную кожу моих ног, распаляя во мне костер страсти. Прохладная ладонь проскользнула под тонкую ткань моих трусиков и через мгновенье мои трусики оказались у меня на коле-нях. Я почувствовала проникновение тонких пальцев женщины в щель моего жаждущего влагалища. От прикосно-вения этих палец и губ по мне пошли приливы приятных, всё возрастающих, острых ощущений. Я больше не испы-тывала ни страх, ни стыда. Всё происходило, словно в сказочном сне. Я видела, как Тони в приспущенных на коле-нях брюках оттянул Аниту от ласкающей её Ланы и, развернув девушку к себе на диване, налёг на неё между её широко расставленных стройных ног. Анита рукой помогла направить член юноши в своё влагалище. Тони рит-мично задвигал своим оголённым задом. Девушка, громко охая, вцепившись руками в его рубашку, подавалась всем телом навстречу.
     К рядом сидящей с ними на диване покинутой подругой Лане подошел Дик. Он был без брюк в одной ру-башке, из-под клетчатой ткани выступал здоровый член. Не говоря ни слова, он подставил свой возбуждённый орган к лицу девушки. Лана, также молча, охотно приняла в свой ласкающий рот этот дар. Проявляя не малое мас-терство, Лана с блаженством лизала член Дика.
     Женщина потянула меня к себе. Я сползла с кресла на пол. Я забыла про всё на свете. Её пальцы стиснули мне голову, ласкали моё лицо, шею с каким-то нервическим пылом, чуть ли не с остервенением. Ласкаясь и возбу-ждаясь, мы с яростью стаскивали с друг друга одежду. Я вся ломалась от страсти. Всё происходящее со мной вос-принималось очень остро и чётко. Я изнемогала от желания. Вдруг кто-то оторвал от меня мою возлюбленную. Я хотела орать от отчаяния. Это был Дик. Он, наклонив её, поставил женщину на колени и ввел свой член в неё, об-нимая её круглые ягодицы. Моя белокурая женщина заохала и застонала от избытка наслаждения. В этот момент тяжесть мужского тела придавила меня к полу. Это был Тони. Он начал суетливо тыкать своим крепким членом между моих ног, отыскивая им вход во внутрь моего пока ещё девственного влагалища. Меня всегда терзал безум-ный страх перед самцом мужчиной, страх от которого у девушки напрягаются все мышцы в инстинктивной само-защите, даже когда она согласна и чувствует приближение победителя. Казалось бы, меня после уроков Барри ни-чему не надо было учить, однако моё тело трепетало от ужаса, всё сжималось, словно перед угрозой удара, стра-шилось ещё неведомой ему боли. Но это же тело было расслаблено наркотическим опьянением и всё возрастаю-щим возбуждением. Оно было не в силах долго сопротивляться и член мужчины, причинив мне мгновенную ост-рую боль, порвав мою девственную плёнку, туго и глубоко вошёл в моё уже не девственное тело.
     "О, Боже, Свершилось!" - пронзило моё сознание. Боль быстро затихла. Мне казалось, что от всего проис-ходящего со мной сводит меня с ума. Каждое движение мужского члена в моём теле давало мне бурю приятных ощущений. Я, шире раздвинув ноги, выгибалась вперёд, стараясь внедрить мужской член в самую глубину моего алчущего влагалища. Я почти потеряла сознание. Но я прекрасно понимала, что я делаю и что начинается новая жизнь. Я не испытывала в жизни ничего подобного, что могло сравниться с этим. Мне казалось, что я перешла предел наслаждения, когда я почувствовала в своём влагалище удары тёплой спермы содрогающегося члена Тони. Он избытка наслаждения в момент оргазма я на миг потеряла связь с миром. (Потеря сознания почти всегда в мо-мент оргазма будет слабостью всей моей жизни.)
     Когда я очнулась, то вместо Тони на мне был уже Дик. Его член также заменил в моём влагалище член его друга. У Дика мужской аппарат был ощутимо больше, чем у его дружка, и, глубоко проникая в меня, сначала при-чинял мне некоторую боль. Но вскоре волна нового мощного возбуждения подхватила меня и понесла в водоворот бурлящей страсти. Я снова взорвалась сумасшедшим оргазмом и погрузилась на дно моря наслаждения. От дейст-вия наркотика или от наступившего удовлетворения страсти я уснула тут же на полу.
     Меня разбудил глухой бой часов. Я открыла глаза и некоторое время лежала, ничего не понимая. Чувство-вала только, что всё мое тело ноет, как от побоев, веки при каждом движении причиняют глазам режущую боль, а во рту скопилась липкая, отдающая ядовитым металлическим вкусом слюна. Я совершенно проснулась и с усилием осмотрелась вокруг. Ну улице была уже кромешная ночь, в комнате царил мрак. Постепенно глаза привыкли к темноте, и я увидела, что лежу обнаженная на полу. Внезапно, как бы яркая молния озарила моё сознание. Меня всю - с ног до головы охватил леденящий ужас. Я осмотрела комнату блуждающим взглядом. Рядом со мной спал мужчина. Я распознала в нём вчерашнего знакомого Дика. Рядом с ним на полу, обнявшись, спали голая хозяйка дома и Тони. На диване белели нагие тела Аниты и Ланы. Я встала, и с трудом переступая через голые тела, стала собирать свою разбросанную по всей комнате одежду. Я, ужасаясь свершившегося, одела всё, что осталось от моей когда-то модной одежды и вышла из дома, давая себе клятву никогда не встречаться с этими развратными людьми.
     Но это был самообман. Я уже не мыслила свою жизнь вне этой компании.
     
     
     Калифорнийские ночи - 2.
     
     С тех пор я искала встречи со своими новыми знакомыми и скоро стала полноправным членом компании. Наша группа состоящая из нескольких девушек и парней и почти каждый день собиралась то в одном, то в другом месте и предавалась свободной любви. Между нами не было ни каких условностей и ограничений. Лезбиянство, гомосексуализм, групповая любовь, онанизм и всё, что ещё было возможно придумать постоянно сопутствовало в наших встречах. Я уже давно отбросила всякую стыдливость и, если вначале, предаваясь любовным играм в при-сутствии других, я иногда и отводила взор, старалась укрыть свою наготу, то после, наоборот, вдвойне наслажда-лась любовью, созерцая чужую и творя свою на глазах у других. Я, как и все в своё время, переболела гонореей и даже гордилась этим. Угодив на аборт, вставила себе спираль и больше не опасалась беременности. Некоторые из нашей компании пытались покинуть нас, но вскоре снова возвращались в наш круг. Наши оргии часто протекали с употреблением алкоголя или слабых наркотиков, но Дик, которого все считали за вожака, строго следил, что бы мы ни злоупотребляли этим.
     Я всей своей сущностью втянулась в эту новую для меня жизнь. Дома или в колледже, к занятиям которого я совсем охладела и еле отсиживала последний выпускной год, я мысленно постоянно была со своими друзьями в моей новой жизни.
     Обычно мы встречались в том баре в котором я впервые познакомилась с ними. Немного потанцевав и, ес-ли есть деньги, выпив, мы шли к кому-нибудь домой, где продолжали вечеринку. К себе в дом я пока друзей не приглашала, боясь неожиданного прихода домой.
     В этот вечер мы направились к Тони. Его родители были в отъезде и квартира была свободна. Из нашей большой компании нас было семеро. Из ребят были Тони, Лео - худощавый светловолосый юноша и Петер. Этого смуглого крепкого парня с густыми чёрными коротко подстриженными волосами я видела впервые. Он недавно присоединился к нашей компании. Из всех ребят Лео был самым молодым. Ему недавно исполнилось шестнадцать лет, но тем не менее он состоял в нашей группе больше года. Из девушек, кроме меня, была Оливия, в венах кото-рой текла кровь индейских предков, что сказывалось на бронзовом оттенке её кожи и на чёрно-вороных длинных волосах. Также была Анита, с которой я очень была дружна. Четвертая девушка была Эстер. Она была дочь бога-того аристократа. Её отец имел титул барона и у Эстер всегда были карманные деньги. Она была настоящая краса-вица. Её фигура и лицо были само совершенство.
     В доме у Тони мы собирались часто и превосходно знали его квартиру. Переступив порог, Лео сразу от-крыл бар родителей Тони и начал смешивать для всех коктейли. Оливия и Анита занялись выбором компакт-дисков. Зазвучала музыка. Тони принес из холодильника несколько бутылок холодного пива. Все слушали превос-ходную музыку, потягивая из трубочек коктейль. Хозяин квартиры Тони поднял над головой порожнюю бутылку из-под пива и сказал: "Давайте поиграем в желание".
     Все согласились. Игру эту ещё раньше придумал сам Тони и мы часто играли в неё. Правила игры такие: все садятся в круг, в центре раскручивается волчок. Первый раз на кого указывает волчок, тот выигрывает и стано-вится повелителем, на кого укажет после волчок, тот становится исполнителем желания повелителя. Все дружно уселись вокруг пустой пивной бутылки. Покрутившись от руки Тони, горлышко бутылки остановилась, указав на Лео. Он нетерпеливо закрутил бутылку, желая быстрее найти свою жертву. Немного покрутившись, бутылка ука-зала на Эстер. Она была во власти повелителя. Лео заулыбался, радуясь удаче. Он был не равнодушен к прелестям Эстер. Однако Эстер не отвечала ему большой взаимностью и высокомерно относилась к нему, считая его мало-леткой. (В нашей группе, несмотря на свободу сексуальных отношений, были свои влюбленные и страдающие. Например Лео был влюблен в Эстер, я и Анита любили Дика, и у стальных были свои симпатии и антипатии. После, в нашей среде появятся даже помолвленные между собой.)
     Лео осмотрел свою жертву с ног до головы и высказал своё желание. Эстер должна была станцевать танец стриптиза на столе. Петер и Тони освободили от коктейлей обеденный стол в центре гостиной, а Анита поменяла на проигрыватели компакт-диск и в комнате раздалась медленная мелодия. Расположившись вокруг стола, мы с инте-ресом ожидали танца Эстер.
     Она, подвинув стул к столу, легко вскочила на стол. В комнате даже посветлело, когда девушка вошла на середину стола в красной юбке и такого же цвета джемпере, энергично ступая длинными ногами в модных узорча-тых нейлонах и на очень высоких тонких каблуках чёрных туфлей. Аристократическая утончённая красота Эстер вызывала всегда мою зависть. Даже через одежду была видна, какая у Эстер красивая фигура. Она, уловив ритм музыки, начала свой танец. Эстер танцевала превосходно, благодаря музыкальным и танцевальным курсам и её природной грациозности. Постукивая тонкими каблучками по поверхности стола, высокая гибкая с каштановыми волосами Эстер извивалась в медленном танце. Мы с большим вниманием, не отрывая глаз, наблюдали за пласти-ческими поворотами её тела, за медлительными па этого танца, возбуждавшего нашу чувствительность. Казалось, что Эстер зазывает, околдовывает, как змеи околдовывают своими гипнотизирующими глазами птичек. Эстер, истомно танцуя, дразня и возбуждая ребят, делала вид, что как будто снимает с себя одежду, но одежда всё ещё оставалась на ней. Наконец она начала медленно стаскивать с себя красный, туго обтягивающий её груди, джемпер. Показался её круглый втянутый живот с маленьким пупком в центре. Джемпер, задираясь выше, оголил её упругие круглые груди, стянутые тонкой полоской чёрного ажурного лифчика. Эстер, растрепав свои пышные каштановые волосы, скинула через голову с себя джемпер. Продолжая танцевать, девушка стала расстегивать короткую юбку. Молния расстёгнута, но тонкие пальчики Эстер продолжают удерживать юбку на бедрах, медленно поднимая её вверх. Нижняя кромка юбки поползла ввысь, обнажив ноги до самых бёдер. Ноги были просто сногсшибательны. Эстер разомкнула пальчики и юбка соскользнула вниз, упав к её ногам на стол. Эстер носком своего туфля граци-озно отбросила юбку со стола. Не зря я завидовала Эстер, фигура у неё была, как у кинозвезды. Стройные длин-ные, но не худые ноги, тонкая гибкая талия, крутые бедра, приподнятые круглые ягодицы - все эти прелести слегка окутывали черные ажурные трусики, лифчик и пояс с подвязками, которые поддерживали её нейлоновые чулки. Эстер продолжала свой чарующий танец. Тело её, словно тело балерины, поражало грацией. Когда она приподни-малась на носки, ноги её напрягаясь, делались ещё стройней и прекрасней. Ещё мгновение и Эстер, расстегнув на спине застежку лифчика, скинула его с себя и две тяжёлые круглые, слегка опущенные с темно-розовыми сосками груди заколыхались перед нашими глазами. Её груди походили на сочные аппетитные плоды ананаса, которые тяжело и медленно колебались в такт танца. Эстер, запустив свои тонкие пальчики под резинку узорчатых труси-ков, стала медленно, виляя бедрами, стаскивать их с себя. Приподняв поочередно свои стройные ножки, она сняла с себя трусики, откинув их в сторону Лео. Он поймал их на лету и продолжал зачарованно смотреть на танцующую стриптиз девушку.
     "Продолжать?" - спросила Эстер у своего повелителя.
     "Хватит. Не надо. Ты мне в этом костюме особенно нравишься" - улыбаясь, пошутил Лео, так как кос-тюм Эстер состоял только из ажурных тонких чулок, чёрного пояса с подвязками и чёрных туфель. Эстер была самим воплощением женской красоты и сексуальности. Даже я почувствовала возбуждение, не говоря уже о ребя-тах. Эстер, гибко изогнувшись, изящно соскочила со стола и, не одеваясь, уселась на своё прежнее место. Ребята продолжали зачарованно любоваться её аккуратно постриженным лобком и остальными прелестями её великолеп-ного тела.
     Снова закрутилась бутылка. На этот раз горлышко бутылки указало на меня. Я с интересом наблюдала за повторным вращением волчка, выискивающего мою жертву. Им оказался Петер. Я ничего не знала о нём, так как нас познакомили пару часов назад. Так как я была не мастерица изобретать интересные задания и, желая узнать об этом симпатичном парне хоть что-то, приказала ему показать всем свой мужской орган. Петер, не говоря ни слова, расстегнул свои брюки и явил на свет что-то совсем неправдоподобное. Его член, уже напрягший от лицезрения предшествующего стриптиза Эстер, был удивительно громаден. Я была поражена. Из ребят нашей группы никто не мог сравниться с ним. Я, словно не веря глазам, протянула руку и дотронулась до скользкой кожи этого гиганта. Это была не сказка, член Петера был настоящим - упругим и крепким. Продемонстрировав свой член, Петер с тру-дом запихал его обратно в брюки. Теперь я уже кое-что знала о новичке.
     Продолжили игру. Выиграл Тони. Проиграла Анита. Он, расстегнув и спустив вниз свои джинсы, вытащил свой уже возбужденный член и повелевал девушке сделать ему минет. Моя лучшая подруга подошла к Тони и села перед ним на колени. Одной рукой она взяла за ствол член и направила головку в свой рот, другой ладонью сжала его яичник. Тони обхватил девушку за её пышные волосы, натягивая её голову на свой член. Мы, молча, внима-тельно наблюдали за процессом минета. Тони закрыл глаза и наслаждался ловкой работой рта Аниты. Юноша был сильно возбужден и вскоре, застонав, несколько раз сильно дернулся и со стоном осел на пол. Анита, проглотив мужское семя, встала с колен, вытирая ладонью остатки спермы. Она подошла к столу, взяла недопитую бутылку пива и, прополоскав рот, сделала несколько глотков ячменного напитка. После такого исполнения желания все, кроме удовлетворенного Тони, были очень возбуждены.
     Снова закрутилась бутылка. Первая Эстер. Вторая Оливия. Эстер заметив, что Оливия уже некоторое вре-мя запустила руку себе под юбку и мастурбирует там своё влагалище, приказала ей раздеться и продолжить свои действия публично. Оливия стала быстро стаскивать с себя одежду. Она быстро скинула через голову белый тон-кий джемпер, расстегнула белоснежный лифчик, выпустив на волю крупные с тупыми сосками тяжелые груди. Затем сдернула узкую чёрную юбку вместе с прозрачными колготками и трусиками. Полностью обнажив своё пышноё, но грациозное смуглое тело, Оливия залезла на стол, на котором совсем недавно исполнила свой волную-щий стриптиз Эстер. Встав на колени и широко расставив ножки, она начала медленно водить указательным паль-цем вниз вверх по розовеющим губкам своего влагалища, закрыв свои чёрные глаза и томно стоная от каждого касания. Я, наблюдая за действиями Оливии, сама всё больше наэлектризовывалась. Не выдержав, я также сунула руку себе под юбку и, затиснув свою ладошку под трусы, стала услаждать своё влагалище. Мне мешали мои труси-ки и я бесцеремонно, задрав свою юбку, сняла их с себя. Рядом моему примеру последовала моя подруга Анита. Возбуждая себя, я наблюдала за остальными, ожидая начала развязки. На меня в упор смотрел жаждущим взгля-дом Петер. Анита, заметив это, предупредила меня, шепнув в ухо: "Трейси, осторожней с ним. Он позавчера у Дика в доме своим гигантом чуть не разорвал мне все внутренности. Я после такого целый день ели ходить мог-ла".
     Наш вечер подходил уже к финальной стадии - к оргии. Уже полностью раздетый Лео лежал на спине, а Эстер, сидя на нём и расставив свои прекрасные ножки, вводила его возбуждённый член в своё влагалище. Упира-ясь руками на худосочную грудь юноши, Эстер, грациозно изгибаясь и виляя своей круглой попкой, стала подни-мать и опускать своё великолепное тело, навстречу его внушительному члену. Петер и Тони одновременно подо-шли ко мне, но я потянулась к Петеру. Поцеловав, его в губы, я стала скидывать с себя остатки одежды. Петер разделся ещё быстрее меня. Я снова поразилась размерам его члена. Сжав рукой этот каменный кол, я опустилась перед ним на колени. Мой ротик с трудом впихнул в себя его глянцевую головку. Мой рот был так широко открыт, что минет был затруднителен. Оставалась только лизать этот могучий мужской орган, слегка покусывая его твёр-дую плоть. Я почувствовала, что я и он так сильно возбуждены, что самая пора приступить к акту. Я оторвалась от его члена и легла спиной на ковёр, призывно расставляя свои ножки. Рядом со мною на ковре уже занимались лю-бовью Тони и Анита. Тони, закинув её ноги до самых своих плеч, делал ритмичные поступательные движения сво-им членом в стонущую в наслаждении девушку. Петер придавил меня своим телом и стал страстно целовать и лас-кать меня. Я почувствовала, как головка его члена уперлась в область моего влагалища. Даже сейчас, не видя его члена, а только касаясь его ощущалась его огромность. Мне стало страшно и я взмолилась: "Осторожней! Пожа-луйста, осторожней!"
     Петер, словно оглохнув, впился губами в мою шею и надавил своими бедрами. Я почувствовала, как муж-ской член очень туго, распирая меня внутри, вломился в моё тело. К моему удивлению я не почувствовала ни малейшей боли. Необычное ощущение огромного члена у себя внутри, который плотно касается и трет всевозмож-ные точки моего влагалища, сводило наслаждением меня с ума. Через несколько мгновений я погрузилась в ска-зочный мир оргазма...
     
     
     Калифорнийские ночи - 3.
     
     В одну из апрельских суббот, выходя из ворот колледжа, я встретила поджидавшего меня Дика. Был теп-лый солнечный день и у меня было радостное настроение. Чего нельзя было сказать о Дике. Он был хмур и чем-то озабочен.
     "Привет, Трейси. Я жду тебя. Ты, не знаешь куда все наши подевались?" - спросил меня Дик. Я сказала, что сегодня все отправились в загородный дом Петера. Я тоже очень хотела поехать вместе с ними, но мне обяза-тельно надо быть на консультации перед выпускными экзаменами в колледже. Мой ответ ещё больше огорчил Дика.
     "Понимаешь, Трейси. Мои друзья празднуют по случаю окончания университета. Они сняли банкетный зал с сауной, а я обещал доставить им для компании девчонок. Они ждут, а я не могу никого найти".
     "Не огорчайся. Одна девушка у тебя уже есть" - сказала я, имея в виду себя: "Давай по телефону обзво-ним всех, может кто-то остался в городе".
     Мы нашли телефонную будку и стали всем подряд звонить. Сначала нам не везло. Не отвечал телефон у Аниты, у Ланы, у Инес и ещё полдюжины девчонок нашей компании. Но наконец, когда мы позвонили Эстер, слу-жанка ответила, что молодая госпожа дома. Оказывается, что Эстер проспала и не уехала вместе со всеми. Выслу-шав меня и Дика, Эстер сказала, что она сможет составить нам компанию. Когда Дик спросил её, нет ли у неё под-руги на примете. Она сказала, чтобы мы заехали за ней, а она подумает над его вопросом. Когда мы подъехали на "Джип-Чероки" Дика к шикарному особняку Эстер на Беверли-Хилс, она уже ждала нас у ворот своего дома. Она, плюхнувшись на кожаное сидение джипа, сказала: "Есть у меня подруга, которая от меня знает о нас и не прочь присоединиться к нашей компании".
     Подруга жила недалеко от дома Эстер, так как тоже была дочерью очень богатеньких родителей. Когда мы подъехали к воротам дома похожего на дворец из ворот вышла хорошенькая светловолосая девушка в белом брючном костюме. Её звали Диана и на вид её был лет семнадцать. Диана была словоохотливая простосердечная девушка и пока нас вёз джип Дика я успела с ней сдружиться.
     Банкет был в другом конце города в подвальном помещении офисного здания. Спустившись по крутой ле-стнице, мы вошли в просторный, ярко освещённый зал. Нас встретила шумная компания слегка подвыпивших ре-бят. Их было пятеро. Алекс - стройный блондин, Эдвард - высокий белозубый негр, коренастый Поль - похожий на боксера и два брата близнеца Мартин и Марк. Братья были очень похожи друг на друга и я могла различать их только по разной одежде.
     Накрытый стол ломился от обилия различный напитков и закусок. В вазах громоздились груши, яблоки, апельсины и гроздья винограда. Выпили за торжество, закусили и ребята стали нас приглашать танцевать. Танцы чередовались с тостами. Вскоре девушки были уже изрядно навеселе. Подошёл час сауны и ребята ушли в парилку. Дик не пошёл с ними. Я его поняла, ему был не удобно, что он нашёл так мало девушек.
     Я открыла дверь и вошла в предбанник. За мной последовали Эстер и Диана. В помещении уже никого не было, только везде была разбросана одежда пятерых ребят. Одна дверь вела к бассейну, другая в парилку. Я загля-нула в бассейн. Белый кафельный пол зал в центре которого был чистый, облицованный голубым кафелем, ярко освещённый небольшой бассейн, метров пять на пять. Термометр на стене предбанника указывал на почти стогра-дусную температуру в парилке.
     Мы разделись. Эстер была восхитительна. Я посмотрела на Диану. Обнажённая девушка была также хо-роша. Такое же грациозное выхоленное аристократическое тело, как у Эстер. Только чуть ниже ростом, румянее, ребячливее, полнее. На пухленьких щёчках девушки виднелись совсем ещё детские ямочки. По лицу ребенок, а не по летам непропорционально большим грудям - развитая женщина, Диана имела тонкую талию, круглые бедра и ягодицы, изящные чуть полные ножки. Цвет волос на её лобке был удивительно схож с белокурыми кудрями спа-давшими на её белые плечи. По всему телу на белоснежной, словно не знавшей солнечных лучей, коже были рас-сыпано множество мелких и крупных почти в горошинку родимых пятен. Эти родинки, особенно на груди, были просто восхитительны.
     Эстер открыла дверь и мы втроём смело шагнули в жаркое облако. В парилке нас встретил радостный вскрик ребят. Они откровенно загляделись видом трёх нагих красоток. Я тоже залюбовалась открывшейся передо мною картиной. Пятеро парней уже разгорячённых и потных сидели в ряд на полке и в упор смотрели на нас. Их, только что болтавшиеся члены, мгновенно на наших глазах поднялись и торчали все пять в один ряд головками вверх. Я заливисто рассмеялась.
     Уяснив причину моего смеха, все также дружно захохотали. Ребята осматривали нагих девушек с ног до головы голодными возбуждёнными глазами. Они готовы были сразу наброситься на нас. Эстер, как и я уже много повидавшая, чувствовала в подобной обстановке раскованно. Она села и свободно откинулась, упёрлась руками на деревянную скамью и расставила свои длинные ноги, нисколько не стесняясь открытой щели влагалища. Я уселась рядом с ней, ощущая ягодицами жар нагретого дерева. Диана в растерянности не знала, как себя вести в подобной ситуации и в нерешительности стояла посреди парилки перед всеми. Она уже не раз познала близость с мужчина-ми, но такое для неё было ново и она очень разволновалась. Её знатные груди опускались и поднимались в такт её взволнованного дыхания. Наконец, овладев собой, Диана села на лавку, но продолжая стесняться, закинула ногу на ногу и запрятала своё личико в свои роскошные белокурые кудри.
     Все сидели молча, ожидая продолжения. Я плохо переносила жар парилки и вскоре выскочила оттуда. Прошлёпав босыми пятками по скользкому кафелю, я с размахом кинулась в изумрудную бездну бассейна. Про-хлада воды приятно освежала моё разгоряченное тело. Ещё не успели утихнуть волны в бассейне после моего по-гружения, как вода снова вскипела. Я обернулась на звук всплеска. Ко мне по грудь в воде стремительно прибли-жался Поль. Черноволосый с красивыми накаченными бицепсами он страстно обнял меня за талию и жадно впился поцелуем в мои губы, прижимая меня к холодному бортику бассейна. Он, яростно обнимая меня, стал целовать и мять мои груди. Я прижалась к нему, обняв его за крепкую шею, чувствуя животом каменную твёрдость его члена. Поль рукой взял мою правую ногу выше колена и потянул её вверх. Высоко задрав мою ногу, так, что моя пятка оказалась над водой и упиралась в его плечо, он стал своим членом под водой искать моё влагалище. Я рукой на-шла его напрягший скользкий член и умелым движением помогла ему. Как только член Поля вошел в моё влагали-ще, рядом со мной бассейн бухнул двумя взрывами. Это из парилки выскочили Эстер и Диана и, хохоча и визжа, бомбами плюхнули в бассейн. Затем сразу в воде взорвались ещё две более мощные бомбы. Это был Алекс и Эд-вард. В бассейне началась борьба. Вода вскипела от страстных движений шести молодых тел. Поль вбивал в меня свой член, не обращая внимания на окружающих. Остальные не отставали от нас. Эстер метр от меня стояла и, облокотившись ладонями на бортик бассейна, стонала от наслаждения в такт движения тела Алекса, который, сжи-мая руками под водой её бедра, двигал своим членом внутри её влагалища, притягивая её круглые ягодицы к себе навстречу. В противоположном углу бассейна, таким же способом, как Поль со мной, делал ритмические движения Эдвард. Из-за его широкой чёрной спины было не видно Дианы, только был слышен её томный протяжный стон и из-под локтя негра была видна её высунутая из воды белая изящная коленка. Поль кончил первый, выпустив внутрь меня горячий фонтан спермы. Прохлада воды не дала мне возможности достигнуть оргазма. Я вылезла из бассейна и, усевшись на бортик, стала наблюдать за остальными. Находясь в воде я видела только то, что было над водой, а сейчас сверху мне было отлично видно и то, что происходило также под водой. Я засмотрелась на движе-ние искажённых очертаний тел. Вдруг я почувствовала, что чья-то рука легла мне на плечи. Оглянувшись, я увиде-ла Марка. От его разгоряченного тела шёл пар. Он нетерпеливо обнял меня и, повалив на кафель, навалился на меня своим телом. Я оказалась между двух полюсов. Сверху меня грело горячее распаренное тело Марка, а снизу холо-дил уже остывшее тело скользкий кафель. Марк с размахом ввел в меня свой напряженный член. Я, мгновенно забыв про разность температур, полностью отдалась наслаждению. Что я не смогла достичь с Полем, я наверстала с Марком. Оргазм у меня был необыкновенно острым. Когда Марк, удовлетворив своё желание, встал с меня, я обессиленная в полуобморочном состояние осталась лежать на холодном кафеле. В бассейне была тишина. Все ушли снова в парилку. Я уже собиралась встать и присоединиться к ним, как увидела возвращающегося Алекса. Он, улыбаясь, сел рядом со мной и тёплыми ладонями стал гладить моё озябшее тело. Член его после секса с Эстер был в поникшем состоянии. Я потянулась к свободно лежащему на его бедре мягкому члену Алекса и нежно поглотила его ртом. Сделав несколько сосательных движения, я ощутила, как член юноши быстро стал приятно напрягаться. Я стала усерднее работать своим ртом. Алекс взволновано задышал и вытащил свой напряженный орган. Он лег рядом и стал обнимать и ласкать моё тело, целуя меня в лицо и шею. Его тело было приятно тёплым, а моя спина от касания мокрого холодного кафеля совсем окоченела. Я повернулась и легла лицом на пол. Я лежала, прижавшись щекой к плитке кафеля, раскинув руки, а Алекс грел мою спину и ягодицы своим телом, скользя своим членом внутри моего влагалища. От этого приятного движения внутри моего тела я вновь ощутила нарастающее возбуж-дение. Я стала слегка приподнимать свои ягодицы, помогаю Алексу поглубже вводить свой член. Забыв о холоде, я чувствовала только наслаждение. Затем предел его, критический момент, оргазм и погружение в расслабленный дремотный сон.
     Я очнулась от ужасного холода и с трудом встала. В помещении никого не было. Пошатываясь, с трудом разгибая окоченевшие ноги я вошла в предбанник. Меня всю знобило от холода. Я решила зайти в зал и что-нибудь выпить для быстрого согрева. Я вошла в банкетный зал и подошла к заставленному напитками столу. За спиной я услышала звуки возни. Обернувшись, я увидела неугомонного Алекса, Диану и Поля. Алекс расслабленно сидел на кожаном диване, перед ним на коленях стояла Диана. Она, тихо урча, сосала его член. Сзади её, притягивая к себе выставленную вверх попку девушки, стоял на коленях Поль и, со стоном наслаждения, вгонял свой член в мягкую плоть Дианы. Выпив пару глотков виски и полюбовавшись наслаждающимися, я пошла в парилку, чувствуя силь-ный озноб.
     В парилке, кроме Эстер, были Эдвард, Марк и Мартин. Они втроём обступили с трёх сторон девушку и ласкали руками её прекрасное тело, а она поочередно играла своими тонкими пальчиками вздёрнутыми членами двух из них и ласкала ртом третий член. Я бочком проскользнула рядом с ними и улеглась на горячую полку. На-слаждаясь долгожданным теплом я, скосив глаза наблюдала за действиями Эстер. Молодые тела ребят от минета и жары глянцем блестели от пота. Вскоре Эстер, не выдержав жары, покинула разочарованных юношей. За ней бро-сился Эдвард, играя при ходьбе своими бицепсами под чёрной блестящей кожей. Меня обступили покинутые Марк и Мартин. Они возбуждёнными ладонями начали ласкать моё тело, ожидая, что я продолжу дело Эстер. Я присела и оказалась между братьями. Голые они были так похожи, словно зеркальное отражение. Я не знала с которой сто-роны был Мартин, а с которой Марк. Впрочем мне было всё равно, им тоже. Я нагнулась и поглотила ртом член слева сидевшего от меня близнеца. Второй близнец в это время присел на корточки и, уткнувшись лицом в моё влагалища, стал приятно ласкать языком губки моей щели. Через несколько секунд член внутри моего рта, уже ранее сильно возбуждённый действиями Эстер, взорвался потоком солоноватой спермы. Глотая это семя, я почув-ствовала, как сама очень возбудилась. В этот момент я почувствовала, как в меня вошёл член другого близнеца. Но и он после двух десятков поступательных движений излился внутри меня спермой. Эстер сильно до меня возбуди-ла ребят. Но я недооценила близнецов. Откинув меня вдоль лавки и широко расставив мои ноги, другой близнец стал впихивать обмякший после минета член и это ему удалось. Этот акт был намного продолжительней. Близнецы менялись поминутно, не давая мне ни секунды отдыха. В конце концов, снова излив в моём влагалище скромные остатки своей спермы, они довели меня до очередного оргазма.
     Когда я очнулась парилка была пустая. Было очень жарко и душно. Я заливалась потом. Меня сегодня за-каливали - то в холод, то в жар. Наверно я долго пролежала в забытье, так как перед глазами мерцали красные ша-ры. Пошатываясь, я вышла из парилки. Навстречу мне шли Эстер и Поль. Пропустив их, я подошла к бассейну и с размаху плюхнулась в сверкающую воду. Прохлада привела меня в себя. Я ощутила легкость и решила немного поплавать. Вылезая из бассейна я почувствовала, что кто-то за локоть помогает мне в этом. Подняв глаза, я увидела улыбающегося белозубого Эдварда. Он, не выпуская моей руки, прижал меня к своей груди. У него было сильное твёрдое тело. Я ещё никогда не занималась сексом с негром и сейчас, чувствуя возбуждение от экзотического но-вого постижения, я со страстью ответила на его ласки. Присев на коленку, я взяла в руку его уже слегка напряжен-ный член. Перед тем, как взять его в рот, я осмотрела его член. Он был громаден и крепок. Кожа на нём была чёр-ная, только глянцевая головка была такая же розовая, как и у остальных ребят. Возбужденный Эдвард не дал мне вдоволь поласкать ртом его член. Он потянул меня к себе и пытался заставить меня лечь на пол. Я, вспомнив о кафельном холоде, сама заставила его лечь спиной на пол. Чёрная кожа негра была очень контраста с белой кафель-ной плиткой. Я перекинула свою ногу через его тело и медленно села на негра, помогая ему ввести в моё усталое влагалище железный чёрный член. Я, упираясь руками на его могучую грудь, поднималась и опускалась, навинчи-вая своё тело на его член. Этот танец страсти продолжался почти полчаса, пока от ударов внутри своего влагалища спермы мужчины я познала четвёртый за этот вечер оргазм. Он был не менее острый, чем первый. Обмякнув, я упала и застыла, на его тёплой груди.
     Через минуту Эдвард привел меня в себя. Мы встали. Он пошёл в парилку. Я, испытывая жажду, в банкет-ный зал. Войдя туда, я увидела, что все мои подруги там. Свечи, которые оригинально освещали зал в большинстве уже прогорели и зал был в полумраке. В глубине зала на мягком ковре, где сгустилась полумгла, лежали и спали близнецы. Они обнимали, спящую между ними, Эстер. Обнаженное тело девушки отливало перламутром. Рядом со столом под моими ногами на полу, не подавая признаков жизни, лежала на спине, широко раскинув ручки и ноги, Диана. На ней, не обращая внимание на её неподвижность и безмолвие, лежал неутомимый Алекс, который не спе-ша двигал своим членом во влагалище спящей усталой девушки.
     Я подошла к столу и залпом выпила бокал сухого вина. Выбрав аппетитную грушу, я впилась зубками в мягкую душистую плоть. Из предбанника в зал, опираясь руками о стенку, пошатываясь от усталости и опьянения, показался Поль. Я думала, что он ляжет спать, что и сама собиралась сделать. Но увидев меня, Поль не дал мне спокойно доесть грушу. Что-то не членораздельно мыча, как бык, он заставил меня нагнуться вперёд и сзади ввел свой слегка напрягший член. Я, удивляясь стойкости Поля, уперлась руками в стол и расставила ноги. Я долго не могла возбудиться, так как была перенасыщена. Но Поль долго не мог кончить, всё вводил и выводил своё член в моё опухшие от бесчисленных актов влагалище. Постепенно я механически возбудилась и, когда я почувствовала подёргивание в оргазме члена Поля у себя во влагалище, у меня был не продолжительный слабо-острый оргазм. Поль тут же у стола упал на пол и сразу заснул.
      Я еле дошла до дивана и упала на него, мечтая о спокойном сне. Я уже стала засыпать, как кто-то на меня навалился. С трудом разомкнув глаза я увидела Дика. Он, тяжело дыша мне в ухо, прошептал, что не в состоянии больше терпеть, и ввел в моё измученное влагалище свой член. Дик, целый вечер и ночь со стороны наблюдая за оргией, неимоверно был возбужден. Я обычно очень любила заниматься сексом с Диком, но на этот раз, когда он закончил, залив мою промежность потоком своего семени, я уже крепко спала.
     Через несколько часов, утром, нас разбудил Дик. Эстер, Диана и я, разбитые и уставшие, встали, приняли душ, оделись и не попрощавшись со спящими кавалерами, покачиваясь при ходьбе от усталости, вышли на улицу. Дик рассадил нас на сидениях своего джипа и повёз по домам. Диане в машине стало плохо. Бледную и обессилен-ную её стало тошнить. Она, не привыкшая к такому разгулу, была еле жива. Дик дал ей какую то тонизирующую таблетку и вскоре ей стало лучше.
     Диана с честью выдержала испытание и стала неразлучной участницей наших встреч.
     
     
     Калифорнийские ночи - 4.
     
     В конце учебного года в колледже выпускные экзамены доставили мне много хлопот. Я не могла сдать эк-замен по математике. Этот предмет был мои самым нелюбимым и в результате все экзамены я, хоть и с трудом, но сдала, а этот никак. Дважды я ходила на переэкзаменовку и два раза учитель по математике мистер Тост ставил мне неудовлетворительно. Я была в отчаянии. Мне грозило остаться в колледже на повторный год. Мистер Тост был уже не молод, хотя был подтянут и строен. Ему было уже за пятьдесят и волосы его были снежно седыми. Он был очень спокойный, но очень требовательный учитель. У меня была последняя третья попытка сдать ненавистную математику. День экзамена приближался и я всё больше унывала, понимая, что экзамен мне не сдать.
     Дик, узнав о моей печали, посоветовал: "Трейси, не надо отчаиваться. Математик мужчина, вот ты ему отдайся и нет проблемы".
     Я, грустно улыбнувшись, ответила: "Этого старого "сухаря" не одна женщина не сможет соблазнить. Он кроме своих цифр ничего не замечает. Да и наверно он уже и не сможет. Все-таки возраст. Он совсем уже старичок".
     Но эта мысль крепко запала мне в голову. Всё взвесив, я решила попытаться соблазнить математика. Дру-гого способа закончить колледж у меня не было. В воскресенье за день до экзамена, одевшись очень обдуманно, я отправилась домой к мистеру Тосту. Он жил недалеко от колледжа и я пошла пешком. Был прекрасный теплый весенний день. На мне была одета очень короткая юбка белого цвета, полностью открывавшая уже успевшие заго-реть мои стройные ноги, и белая из тончайшей полупрозрачной материи блузка, завязанная узлом на животе. Через большой открытый отворот при ходьбе из проема блузки выпрыгивали мои девичьи груди. На ногах у меня были белые босоножки с оплёткой ремешками на высоком тонком каблуке. На плече болталась белая сумочка в которой я несла злополучную экзаменационную книжку. В тёплый воскресный день на улице было множество гуляющих и мне было приятно ощущать на себе провожающие восторженные взгляды встречных мужчин. Эти взгляды давали мне заряд решимости.
     Мистер Тост был вдовец и жил в доме, где жило большинство преподавателей нашего колледжа. Открыв дверь, он удивлённо смотрел на меня сквозь дымчатые очки. Его взгляд серых глаз был строг. Я, скромно поздоро-вавшись, взволновано сказала: "Мистер Тост, здравствуйте. Я пришла вас попросить, чтобы вы помогли мне перед завтрашним экзаменом разобраться в нескольких вопросах".
     Мистер Тост сухо пригласил меня в квартиру. Войдя в кабинет, он сел в кресло и рукой предложил мне сесть на диван. Я, быстро осмотрев его холостяцкую квартиру, уселась напротив его. Короткая юбка поползла вверх, ещё больше обнажив ноги, но этого мне было мало и я закинула ногу на ногу. Из-под задранной юбки была заметна узкая полоска моих белых трусиков. Мистер Тост потупившимся взглядом уставился на мои ноги. Опом-нившись, он быстро отвёл взгляд и спросил: "Какие именно вопросы вы не понимаете?"
     Я спросила первое, что пришло мне на ум. Поправив рукой волосы, я, как бы случайно, сдвинула на бок отворот блузки, так чтобы мой розовый сосок груди слегка выглядывал наружу. Мистер Тост, не отрывая взгляда от моей груди, начал объяснять мой вопрос. Голос его был взволнован.
     "Действует!" - радостно подумала я. Не слушая его, я судорожно соображала, что мне предпринять дальше.
     "Мистер Тост!" - прервала его я, решив действовать напролом: "Поставьте мне зачет по математике и я ваша!"
     Математик сначала онемел, но потом, взяв себя в руки, строгим голосом сказал: "Как вам не стыдно? За кого вы меня принимаете? Уходите!"
     Я не знала, что мне делать, хотя видела, что мистера Тост волнуют мои женские прелести. Я решила дове-сти дело до конца. Удивляясь своей решительной дерзости, я начала игру. Притворившись очень огорченной и расстроенной, я сказала, что мне дурно и попросила стакан воды. Когда рассерженный мистер Тост вышел из каби-нета, я вскочила с дивана и стала быстро стаскивать с себя одежду. Через несколько секунд, когда мистер Тост вошел в комнату со стаканом воды в руке, я уже стаскивала с себя белые трусики. На мне остались только белые босоножки, которые я не успела снять. Математик остолбенел, стакан с водой в руке задрожал. Я, не давая ему времени опомниться, подскочила к нему и, присев на колени, начала ловко расстёгивать его брюки. Мистер Тост попытался отстранить меня, но его уже слегка напряженный член был у меня зажат в кулачке. Это был последний шанс и я, не теряя время, поглотила головку члена и стала умело его сосать. Тело мистера Тоста ослабло, он пре-кратил попытки отстраниться. Я поняла, что математик у меня в руках, то есть во рту.
     Стакан выскользнул из его руки и облил холодной водой мою обнаженную спину. Несмотря на холодный душ, я, не отрываясь, сосала его член, приложив всё свое умение, покусывая нежную кожу зубками, щекоча кончи-ком своего язычка. Член мужчины у меня во рту стал стремительно крепчать и увеличиваться. Мистер Тост стал учащенно сильно дышать. Он выдернул из моего рта свой блестящей слюной член и за плечи приподнял меня на ноги. Обняв меня, он впился своими тонкими губами в мои губы. Я, делая вид, что тоже очень возбуждена, пылко отвечала на его поцелуи. Математик взял меня и бережно понёс в спальню на своих трясущихся от возбуждения и тяжести моего тела руках. При этом он нежно целовал меня в лицо. Я в душе посмеивалась над его нежностью. В этот момент я вспомнила о старых фильмах, где галантные кавалеры носили своих дам на руках. Положив береж-но меня на свою холостяцкую кровать поверх покрывала, мистер Тост стал быстро снимать свою одежду. Я, обло-котившись на локоть, наблюдала за его раздеванием. У учителя было очень худое, но крепкое подтянутое тело. Его кривоватый член был вздернут вверх. Я ещё больше про себя рассмеялась. Мистер Тост, наш строгий невозмути-мый преподаватель по математике, которого все боятся и уважают, стоял передо мной совсем голый с возбужден-ным на меня членом. Если бы мне кто-либо такое рассказал, я бы ни за что не поверила.
     Мистер Тост лёг рядом со мной и, прижавшись, стал ласкать меня своими шершавыми ладонями, нежно целуя мои губы, груди, шею и руки. Я, чувствуя некоторую неприязнь к пожилому человеку и непривыкшая к долгим прелюдиям, хотела быстрей закончить дело. Взяв в свою руку его на удивление крепкий член, я потянула ствол к своему влагалищу. Мистер Тост лёг на меня. Он был таким лёгким, что я почти не ощущала веса его тела. Когда его член вошел в глубину моего влагалища, математик стал делать им очень медленные глубокие поступа-тельные движения. Я ожидала, что мистер Тост больше пяти минут не продержится и моя миссия на этом будет скоро кончена. Но я недооценила его. Прошли пять минут, потом ещё пять и ещё пять, а мой старикашка продол-жал движения всё в том же медленном ритме. Я, поначалу разыгрывая страсть, постепенно почувствовала нарож-дение настоящего возбуждения. Это чувство росло, увеличивалось и множилось, пока не рвануло сильным оргаз-мом. Но мистер Тост продолжал всё в том же темпе. И снова я стала возбуждаться, пока не достигла второго ор-газма. На миг я потеряла сознание. Когда я пришла в себя, математик всё продолжал медленно глубоко вводить в меня и выводить свой неутомимый член. Так долго акт у меня никогда не продолжался. Даже, когда наши ребята были пьяны или обкурены, таких затяжных актов я не имела. Третий оргазм у меня наступил одновременно с ор-газмом мистера Тоста. Мы, вцепившись в друг друга, долго и бурно наслаждались остротой блаженства. Полтора часа непрерывного секса и три оргазма за один акт - такого со мной ещё никогда не случалось. Я устало лежала, переваривая впечатления. Я была уверена, что мой математик еле жив после такого. Но он меня снова просто пора-зил, когда, не отдохнув и пятнадцати минут, вновь стал страстно обнимать и целовать меня. Я больше не испыты-вала к нему антипатию. Наоборот мне стала нравится его нежность, его лёгкость, его седина. Поверив в его неис-черпаемые силы, я страстно ответила на его ласки.
     В эту ночь экзамен по математике я сдала на отлично.
     
     
     Калифорнийские ночи - 5.
     
     День выпускного бала в моём колледже совпал с днём рождения Эстер. Она в честь своего восемнадцати-летия давала в своём особняке большой бал. Я тоже получила официальное приглашение на это торжество. Из двух празднований я конечно выбрала бал у Эстер.
     С самого утра я не отходила от зеркала, делая себе причёску и макияж, примеряя свои наряды. Я старалась принарядиться, как можно тщательней, так как я буду среди гостей, которые в основном из аристократических кругов. Я одела шёлковое розовое бальное платье с большим вырезом на спине, которое было сшито специально для выпускного бала. Внимательно осмотрев себя в большом зеркале, я осталась вполне довольна. Розовый нежный цвет шёлка хорошо сочетался моим с слегка загорелым личиком, а высокая прическа, на которую я затратила более двух часов, делала меня более солидней и взрослей.
     Я позвонила своей подруге Аните и, заказав такси по телефону, заехала за ней. Анита ждала меня около своего дома. Она была одета тоже очень нарядно. В новом длинном белом платье с открытыми плечами, в белых туфлях и с белой лентой поддерживающей её слегка волнистые длинные чёрные волосы, Анита была словно прин-цесса. Купив по дороге два огромных букета цветов, мы подъехали к дому Эстер.
     На лестнице ведущей в шикарный дом стоял в ливрее швейцар, распахивая двери перед поднимающимися по мраморной лестнице гостями. Ставни были закрыты и шторы тщательно задёрнуты. Казалось, что дом был пуст, но как только мы зашли в раскрытую швейцаром перед нами дверь, нас ослепили сотни ламп сиявших в хрусталь-ных люстрах и настенных канделябрах. Гостей уже было около сотни. Я и Анита, ещё не привыкнув к яркому све-ту, щурились, осматривая толпу гостей. Улыбаясь, к нам шла именинница. Одетая в бирюзовое облегающее длин-ное платье, Эстер никогда ещё не была так царственно прекрасна. Радостно обняв и взяв нас под руки, Эстер под-вела и представила нас своим родителям. Но гости прибывали и её родителям было не до нас. Эстер тоже нас поки-нула, встречая вновь прибывающих.
     Между шикарно одетыми женщинами и мужчинами носились с подносами с шампанским полдюжины официантов. Среди пожилого в основном контингента гостей я заметила улыбающиеся лица моих друзей. Я ещё никогда не видела их так нарядно обряженных.
     Играл отличный оркестр. Я, не успев отдохнуть от одного танца, как снова меня приглашали. Но через три часа кружиться и вести светские беседы с партнерами по танцам мне надоело. Шампанское уже не лезло, от закусок воротило. Я заскучала. Но скоро ко мне подошла Эстер.
     "Трейси, наконец я тебя нашла. Поднимайся ко мне на второй этаж. Там собираются все наши. Пора отметить мой день рождения по нашему. Старики пускай остаются внизу. Ты не видела Аниту. А вон она тан-цует" - Эстер по скользкому паркету на длинных каблуках ринулась к танцующей с пожилым седым кавалером Аните.
     Я поднялась на второй этаж и по звукам музыки нашла апартаменты Эстер. Все уже были в сборе и ждали меня и Аниту. Эстер заперла двери, отгородив нас от окружающего нас бала. Мы были в большом зале, который Эстер называла стереозал. Здесь не было никакой мебели. Только три низких небольших круглых столика были заставлены бутылками с напитками и фужерами. В каждом углу зала были огромные в человеческий рост акустические колонки, подключенные к дорогостоящему музыкальному центру. Повсюду в беспорядке на ковро-вом покрытие пола были раскинуты многочисленные напольные подушки, которые уже оккупировали молодые гости Эстер. В основном они были из нашей компании, но нескольких гостей я не знала. Я насчитала вместе со мной двадцать человек. Десять девушек и десять юношей. Из первых были я, именинница, Анита, Лана, Оливия, Диана, Холли и Памела - мои школьные подруги, Бетти и Моника - подруги Дианы. Холли и Памела уже несколько месяцев, как с моей помощью оказались в нашей компании. Моника тоже уже была в наших развлечениях не один раз, а Бетти сегодня была с нами впервые.
     Из ребят были мои старые друзья Дик, Петер, Тони, Лео, Джон - один из родоначальников нашей компа-нии, который ещё до моего вступления выбыл из команды, но недавно снова вернулся в наш круг, также недавно примкнувшие к нам Фредди, Ник и Том. Ещё двоих других я видела впервые. Они дружили с Эстер и Дианой и их богатенькие родители-аристократы в этот момент находились под нами на балу. Как я потом узнала, один из них - Эрик был официально помолвлен с Дианой, другой - Кевин бел женихом Моники.
     Шампанского было в изобилии и то в одном углу, то в другом слышались хлопки вылетающих пробок из-под шампанского. Потягивая из хрустального бокала пузырящийся напиток, я с интересом ожидала, чем закончит-ся это торжество. Как правило мы всегда наши сексуальные развлечения сопровождали разнообразными острыми захватывающими играми, доводя себя до крайнего напряжения. Идея новых забавных игр находила у нас всеоб-щую поддержку. И сегодня самый плодовитый из нас на выдумки Тони придумал новое развлечение. Он предло-жил провести конкурс на мисс и мистера нашего вечера. Все поддержали эту идею, предлагая свои дополнения и нюансы. В конце концов вместе решили провести конкурс обнажёнными. Первыми будут выступать юноши, а судить будет жюри из всех девушек. Затем выступят девушки перед жюри из всех парней. Самое острое в прави-лах было то, что победители конкурса мисс и мистер вечера должны показательно заняться любовью.
     Такой заостренной игры я не припоминала. Уже ещё до начала игры у меня напряглось всё внутри. Осво-бодив от бутылок один из столиков и направив на него несколько галогенных светильников-прожекторов, выклю-чив остальное освещение, вся женская половина компании уселась вокруг освещённого столика. Ребята отошли в дальний угол комнаты, зашуршав там снимаемой одеждой. Вокруг был мрак, только столик освещался, как в кон-цертном зале сцена юпитерами. Только у стены комнаты мерцал разноцветными индикаторами негромко звучащий музыкальный центр. Попивая шампанское, девушки с нетерпением ждали, когда ребята договорятся об очередно-сти и начнут своё шоу.
     Первый открыл конкурс красоты среди парней - Лео. Он бесцеремонно вскочил на столик и встал в позе античного бога, обнажив в дерзкой улыбке свои зубы. Его хрупкое мальчишеское тело и совсем ещё детское без-усое лицо не производило впечатления. Лео был почти, как ученик среднего класса, хотя я по себе знала, на что этот "ученик" способен. Он мог сам многому научить других. Лео соскочил со стола. Из темноты на освещённое пространство взошёл Фредди. Симпатичный и стройный он учился со мной в параллельном классе и долгое время ухаживал за мной. Он помогал после уроков мне готовиться к экзаменам и на одном из занятий прямо в закрытом классе мы с ним сблизились. На следующий день я привела его в нашу компанию. Фредди с головой окунулся в нашу среду, но больше за мной не ухаживал. Иногда после уроков мы закрывались с ним в классе и прямо на пар-тах утоляли накопившуюся за время учебного дня страсть. Следующий был Тони. Он был не красив лицом, ма-ленького роста, узкие наглые глаза всегда переполнены хитростью. Но я любила его не только за его весёлость, но и за то, что это был первый в моей жизни мужчина. Затем вышел в освещённый круг Ник. Упитанный, даже почти толстый, сын владельца бара на моей улице, в котором я впервые встретилась с моими друзьями. Я его видела раньше, так как жили по соседству, но познакомились мы в нашей компании. Ник совсем недавно был среди нас и был ещё очень возбудим. В отличие от предыдущих конкурсантов его приличных размеров член был напряжен и прижимался к круглому животу юноши. Это было единственное, что привлекало в Нике внимание. На сцене поя-вился Джон. Хорошо сложенное спортивное тело, но изнеможенное бледное лицо от чрезмерного употребления наркотиков. Джон соскочил со столика, на его месте появился Кевин - жених сидящей с нами Моники. Я его видела впервые. Белокурый с открытым мужественным лицом, но слишком высокий для своей худой фигуры. Одетый он мне казался почти совершенством, но обнажившись были видны все недостатки мужского тел. Природа не очень старалась наделяя мужчин красивыми пропорциями, но я всё равно их любила. Особенно мне нравилось смотреть на их возбужденные члены. Вот и у Кевина член был напряжён и торчал вверх. Смущённый юноша старался при-крыть этот предмет ладонями, стесняясь устремленных на него женских взглядов. Следующий на стол вскочил Петер. Крепкая коренастая фигура, широкие плечи, взрослое лицо, длинные сильные руки и очень длинный до половины бедра член. Я вспомнила ощущение этого члена у себя внутри и по моей коже пробежала волна мура-шек. На стол водрузился Том. Он был другом Лео и совсем недавно стал членом нашей компании. Его член тоже был возбужден. Том мне не нравился. Внешне он был симпатичным, но когда с ним общалась, я поражалась его глупости. Секс с ним тоже не доставлял большого удовольствия. Том никогда не заботился о своем партнере, ста-раясь доставлять удовольствие только себе. Наконец на стол вступил Дик. Я любила его больше, чем всех других. Дик своим умным красивым лицом, своим высоким ростом, своей сильной накаченной фигурой очень походил на моего отца. Дик был предводителем нашей компании. Заканчивал конкурс Эрик. Диана, сидевшая рядом со мной, шепнула мне на ухо, что через три месяца они с Эриком поженятся. Хотя Эрик, также как и Кевин, впервые был в такой обстановке, он не проявлял ни малейшего смущения. Он хорошо подходил к своей невесте. Спортивный и красивый Эрик мне понравился. Диане можно было по хорошему позавидовать.
     Конкурс на мистера красоты закончился. Жюри, то есть мы, посоветовались и пришли к общему мнению. Мистером красоты единогласно стал Дик. Первым принцем был признан жених Дианы - Эрик, а вторым принцем, благодаря своим размерам члена, был назван Петер. Выпив по глотку шампанского в честь победителей, девушки уступили место для жюри конкурса мисс вечера. Ребята, не одеваясь, заняли наши места и наполнили шампанское себе в наши фужеры.
     Я, вместе с остальными девушками отошла в тёмный угол комнаты и начала раздеваться. Я аккуратно, ста-раясь не испортить прическу, сняла своё бальное платье, затем остальные предметы своей одежды. Рядом со мной доносилось шуршание снимаемых с девушек платьев. Договорившись об очереди, мы начали конкурс. Первая вошла на ярко освещенный стол Лана. Ребята приветственно зааплодировали ей. Аплодисментами они потом встречали и провожали всех девушек. Семнадцатилетнее уже много познавшее тонкое тело Ланы было в самом расцвете. Лану все любили за её нежный ласковый нрав и за ненасытность в любви. Она всегда была готова любому доставить радость наслаждения, будь то парень или девушка. Следующая на стол вошла моя одноклассница Паме-ла. Я пару месяцев назад ввела её в наш тесный круг, за что она была мне очень благодарна. Памела была хороша. Её зелёные глаза на красивом лице и её острые девичьи груди, сильные крепкие ноги манили к себе. Памела, виль-нув круглой аппетитной попкой, соскочила со стола, уступив место следующей участнице. Это была Бетти. Блед-ная, изящная блондинка у неё было лицо ангела с картины Боттачели. Я впервые её видела нагой. Она была аристо-кратка с ног до головы. Даже сейчас, стоя перед десятью мужчинами голая на столе во всей своей обворожитель-ной красоте, Бетти выражала высокомерие и снисходительность к окружающим. Настала моя очередь. Я подошла к столику и вступила своей босой ступней в центр освещенного круга на скользкую холодную полировку. Меня ослепили наведенные на меня прожекторные лампы и мне не были видны лица оценивающих меня ребят. Я отно-силась к себе всегда критично, хотя признавала, что у меня хорошая фигура, длинные красивые ноги, крепкие удачной формы круглые груди, упругая гладкая кожа и миловидное личико. Не много покрутившись перед жюри, я соскочила в темноту. Переведя дух и глотнув глоток шампанского, я снова устремила свой взгляд на сцену. В этот момент уже сходила со столика Оливия, погружаясь в темноту, напоследок сверкнув своей смуглой медно-лимонной индейской кожей на круглых ягодицах. На стол поднялась пухленькая белокурая Диана. Её красивое с хорошо развитыми формами тело не сочеталось с румянцем на лице, на котором виднелись ещё детские ямочки, которые делали Диану ещё очаровательней. Следующая была Холли. Её, как и Памелу, я тоже привлекла в нашу компанию. Мы с ней обычно сидели за одной партой и однажды я проговорилась. Холли была хорошо сложена, маленькая хрупкая, черноволосая с золотистой кожей миловидная девушка. В отличие от Памелы, она не была мне благодарна за введение её в нашу тайную жизнь. Холли часто мучили нравственные переживания, но сколько она не пыталась выйти из нашей компании, всё равно возвращалась обратно. На стол легко вошла именинница. Все, затаив дыхание, не отрывая глаз, смотрели на её пухлый чувствительный рот, на её точёный подбородок, на её обнажённую полную грудь, на её стройные длинные ноги, на её ровный поросший мягкими волосами треугольник лобка. Всё у Эстер было красиво, начиная с глаз цвета молодого каштана до носков маленькой ступни. Сколько б я не видела Эстер, я всегда завидовала ей и восхищалась её красотой. Эстер грациозно соскочила со стола и на её место взошла Моника. Она, как и Эстер, Диана, Бетти, была из семьи аристократов, но отличалась от них своей простотой. Смазливое личико, светлые коротко постриженные волосы, большие тяжелые груди, стройные ноги с бедрами крепкими, как круп породистой лошади, она больше походила на танцовщицу ночного бара, чем на над-менную аристократку. Моника была красива женской округлостью и мягкостью своих черт лица и тела. Заканчива-ла конкурс моя лучшая подруга Анита. Её внешность мне очень нравилась. Стройная, но не худая фигура, пухлые гладкие, но длинные ноги, чуть вздёрнутые круглые груди, тонкая шея и всегда смеющиеся зелёные глаза на её привлекательном лице. Покрутившись на столе, полностью продемонстрировав свои прелести перед горящими взглядами жюри, Анита изящно шагнула в темноту.
     Конкурс закончился. Жюри состоящее из ребят возбуждёнными голосами стали обсуждать результаты конкурса. Наконец они объявили свой вердикт. Мисс красоты среди девушек вечера конечно была выбрана Эстер. Первой принцессой избрали Бетти и второй принцессой, что меня очень удивило и обрадовало, стала я. Развлече-ние удалось на славу, но оно ещё только начиналось.
     Мы часто в наших развлечениях взвинчивали до предела свои нервы, возбуждая свою молодую плоть, публичными половыми актами. Пара или трое участников оргии публично занимались сексом, а остальные участ-ники наблюдали за этим актом во всех подробностях. Я очень любила смотреть за действиями своих друзей, вспо-миная при этом свои дежурства у дверей спальни отца и Барри. Иногда мне самой приходилось быть действующим лицом любовного спектакля и мне это также весьма приходилось по вкусу.
     И сейчас по условию нашего конкурса мисс и мистер нашего вечера станут актерами эротического пред-ставления. Отодвинув столик в темноту, обнажённые Дик и Эстер вошли в освещённый круг. Мы все расселись вокруг них на полу на мягких подушках, тесно прижимаясь голыми боками к друг другу. Умолкнув, все внима-тельно наблюдали за партнерами. Дик нежно обнял руками Эстер за её круглые ягодицы, крепко прижав её лобок к себе. Их губы слились в страстном крепком поцелуе. Девушка обвила одной рукой голову Дика, просунув другую между своими и его бёдрами, взяла в руку его ещё дремлющий член. Прижимаясь своими телами к друг другу, они в долгом поцелуе простояли около минуты. Когда Дик отстранился от Эстер его член был уже вполне в рабочем состоянии. Я отвела от них глаза и посмотрела на близко сидящих к меня ребят, которых я ещё могла рассмотреть в темноте. Их возбужденные члены уже тоже были наготове и торчали головками вверх. Эстер, целуя грудь и жи-вот Дика, медленно опустилась на колени. Перед её глазами торчал мужской член. Девушка взяла его в руку и, слегка помяв твёрдую плоть, направила головку члена себе в рот. Окружающие меня юноши ещё громче засопели, лицезря сноровистую работу рта Эстер. Дику было приятны ласки девушки, но возбуждение его было слишком велико для долгих оральных ласк. Он, обнимая девушку за плечи, нежно отстранил её. Эстер, грациозно изогнув-шись своим прекрасным телом, легла на мягкий покрытый ковровой тканью пол. Она потянулась, играя своим телом, как молодая лань, у которой каждое рёбрышко жило само по себе. Дик лёг рядом с Эстер. Просунув руку под её голову, он другой стал гладить и мять её круглые груди и твёрдый живот. По моему телу пробежала волной нервная дрожь. Между ног у меня аж заполыхало от возбуждения. В это время Дик, раздвинув согнутые в коленях длинные ноги Эстер, навалился на неё, целуя девушку в тонкую шею. Эстер, протиснув руку под его живот, нашла его член и стала водить им вверх и вниз, скользя по губкам своего влагалища. Дик надавил телом и на наших глазах его член медленно вошел в тело партнёрши. Эстер, дёрнувшись всем телом, подалась навстречу, крепко прижимая руками ягодицы Дика. Он ритмично задвигал своими бёдрами, вгоняя свой член в глубину женского влагалища. Эстер, двигая своим тело навстречу, закрыла глаза, тихо стоная от наслаждения. Её верхняя губка забавно отто-пырилась, открыв ровные белоснежные зубки. Тела юноши и девушки заблестели от выступившего на коже капе-лек испарены. Охая от удовольствия, Эстер сгибала и разгибала свои ноги. У неё казалось вот-вот начнётся оргазм.
     Я уже ничего не соображала. Моё возбуждение дошло до предела. Рядом со мной, касаясь меня своим го-рячим боком, сидела вся дрожащая от страсти Диана. Не выдержав, я с жаром обняла её тёплое молодое тело. По-валившись с ней на мягкий пол, я начала яростно целовать и сжимать её пышные груди. Диана, обняв меня, тяжело и порывисто дышала мне в ухо. Вдруг на мою спину навалилось тяжёлое жаркое тело мужчины. Ещё мгновение и, о какое блаженство, его член, ударив током по моим напряженным нервам, вошёл в моё влагалище. От нескольких движений я сразу почувствовала оргазм. Я громко застонала, извиваясь всем телом. Подо мной задергалась, сто-нущая от возбуждения, Диана. Я оторвалась от её тела и сползла с неё на пол. Меду нами лег Эрик, жених Дианы. Это с ним в этот вечер я обрела первый оргазм. Доведенная до крайнего возбуждения, Диана потянулась к своему жениху. Но его член после меня был ещё вял. Диана поглотила его мягкий член ртом и стала усердно его сосать.
     Я привстала и посмотрела на освещённый круг. Там, где раньше были Дик и Эстер, уже никого не было. Я встала. Под моими ногами в полумраке бурлила, вздыхало и стонало море молодых страстных тел. Я, переступая через пары и группы, подошла к стене и выключила последний светильник. Всё оказалось в кромешной темноте и уже было не видно кто где и кто с кем. Я, предчувствуя предстоящие блаженство, нырнула в бурлящее страстью море. В мгновение двадцать молодых людей превратились в жаждущее удовольствия горящее возбуждением одно целое. Я поползла по жарким телам, чувствуя своим телом сразу несколько тел. Не успев достигнуть эпицентра вулкана, как чьи-то сильные руки потянули меня за талию. Подо мной лежал мужчина. Я, нащупав его возбужден-ный член, усадила на него своё тело. Член глубоко вошёл в моё влагалище, доставляя мне бурю приятных ощуще-ний. Мне было всё равно кто был со мной. Я даже не пыталась узнать это. Танцуя на его члене, я чувствовала завя-зывающийся в моём теле оргазм. Но вдруг чья-то нетерпеливая рука потянула меня в сторону. Твёрдое мужское тело прижалось к моему боку. Я, не прерывая свой танец, нащупала рукой крепкий член второго мужчины и потя-нула его к себе. Член мужчины как раз был на уровне моего лица и я, широко раскрыв рот, без труда поглотила эту твёрдую плоть. Вокруг нас всё двигалось и стонало. С нами, иногда ударяя мою коленку пятками, кто-то бурно предавался любви. Моё возбуждение докатилось до предельного рубежа. Удар спермы во влагалище и у меня на-чался сильный оргазм, наивысшее наслаждение, потом слабость. Выпустив изо рта мужской член, я свалилась на ковровый пол и отключилась на некоторое время.
     Меня привели в себя требовательные мужские руки. На меня навалился какой-то парень. Сжав моё тело, он с силой ввёл в меня свой член. Я даже вскрикнула от неожиданной первоначальной боли. У меня не было ни ма-лейшего сомнения. Член Петера я могла отличить среди тысячи других. Боль быстро прошла и его огромный член, проникая в каждую клетку моего влагалища, доставлял мне огромное удовольствие. Нет ничего лучше, чем боль-шой крепкий член мужчины. От его плотного соприкосновения у меня снова нахлынула волна наивысшего острого наслаждения и я опять почувствовала слабость и головокружение, потеряв связь с миром.
     Когда я очнулась, в окружающей меня темноте не было слышно ни стонов, ни движения. Аудио-система была отключена и только дыхание спящих людей нарушало тишину. В моей памяти пробежали чередой события сегодняшнего вечера и я снова почувствовала потребность удовольствий. Я решила по-дыскать себе партнера. Протянув руку, я нащупала чье-то тёплое тело. Проведя по телу рукой, я наткну-лась на мягкую женскую грудь. Повернувшись, я продолжила поиск. С другой стороны около меня спал мужчина. Нащупав его вялый член, я попыталась растормошить его, но все мои попытки были безрезуль-татны. Вдруг я почувствовала, что кто-то ещё, кроме меня, не спит. Присмотревшись, я увидела не далеко от меня очертания сидящего человека. Я поползла через спящих в его сторону. Услышав, что я продвига-юсь к нему, он тоже пополз ко мне навстречу. Наши руки встретились. Это была девушка - Бетти, подруга Эстер. Она, первый раз в жизни побывав в такой оргии, была всё еще очень возбуждена и ненасытна. Мы были рады нашей встрече. Я обняла её за талию и стала нежно осыпать её лицо и грудь поцелуями. Бетти пылко ответила мне. Я, как более опытная, взяла всю инициативу на себя. Я уложила девушку спиной на пол и широко расставила её ножки. Затем легла на неё валетом и, обняв её за мягкие ягодицы, погрузила свой язык в её влажное влагалище. На своем влагалище я также почувствовала приятные касания малень-кого шершавого язычка и горячих губ Бетти. Мы долго ласкали друг друга до самого полного удовлетво-рения. Наши стоны во время обоюдного оргазма перешли в монотонное завывание. Наконец мы, обняв-шись, как две сестры, крепко уснули, обессиленные и удовлетворённые. Внизу под нами заканчивался бал в честь дня рождения Эстер.
     
     
     Калифорнийские ночи - 6.
     
     Дик поступил в университет в Сан Франциско и покинул наш город. Без него наша группа посте-пенно стала распадаться. Многие разъехались на летние месяца, а часть, как Дик уехали навсегда. Самым печальным для меня был отъезд моей лучшей подруги Аниты. Она с родителями переехала в другой штат. Мне без неё было очень тоскливо. Встречи остатков нашей группы проходили без особых впечатлений и, когда мне отец предложил поехать на месяц к его брату, я охотно согласилась. Мой дядя жил в Солт-Лайк-Сити на берегу огромного озера. Его красивая вилла находилась за чертой города среди таких же уютных очаровательных домиков окружённых зеленью и цветами. Дядю Гарольда я навещала в далеком детстве, но красоту его местожительства я помнила.
     Дядя Гарольд обрадовался моему приезду. Он жил без жены с двумя сыновьями. Я помнила этих двух шаловливых мальчишек ещё совсем маленькими. Но когда я их снова увидела я их не узнала. Два ху-деньких моих двоюродных братика превратились в симпатичных юношей. Увидев меня, они очень смути-лись. Было заметно, что мои скромные и застенчивые братья были воспитаны не так, как я. Братья были не похожи друг на друга. Загорелый темнолицый Роберт, старше меня на год, был тонок и гибок. У него было красивое холодное лицо и кудлатые кучерявые волосы. Нейл, мой одногодка, был наоборот светловоло-сый, немного ниже и шире своего старшего брата. Глаза у него были голубые, ясные и мечтательные.
     Несколько дней пролетели, как один миг. Я, в сопровождение братьев, объездила окрестности озе-ра, побывала на рыбалке, каталась на лодке. Роберт и Нейл не отходили от меня ни на шаг. Они ухаживали за мной, как могли. Я скоро поняла, что они оба влюблены в меня. В душе мне была смешна их застенчи-вая детская любовь, но мне это льстило. Я разыгрывала из себя скромную неопытную девушку. Моя роль удалась и скоро Роберт и Нейл по очереди, тайно друг от друга, признались мне в любви. Я также каждому ответила, что люблю его. В доме началась интересная игра. Каждый, считая, что я люблю только его, скрывали друг от друга наши отношения. Я украдкой целовалась со своими двоюродными братьями. Дальше этих поцелуев у нас ничего не было. Я, отдыхая в гостях у дяди от нервной подпольной жизни в нашем городе, больше ничего и не хотела. Мне нравился этот чистый лёгкий флирт.
     Однажды дядя и Нейл уехали в город, а я и Роберт пошли гулять по окрестностям озера. Роберт всю дорогу говорил о своей любви ко мне, планируя в скором времени нашу свадьбу. Я отвечала, что тоже его очень люблю, но выходить замуж мне ещё рановато. Мы, беседуя забрели на пустынный берег озера. Было неимоверно жарко и прохладная вода манила в свои объятия. Роберт предложил искупаться. На мне не было купальника и мы договорились купаться по отдельности на расстоянии друг от друга. Роберт ото-шёл от меня метров на пятьдесят и, раздевшись до плавок, с размахом бросился в воду. Я скинула лёгкое платьице и тоненькие трусики и последовала за Робертом. Я поплыла к центру лагуны. Там уже, фыркая от удовольствия, барахтался Роберт. Мы стали вместе плавать, гоняясь друг за другом. За игрой я замечала, как вспыхивали глаза юноши, когда из воды на миг обнажались мои груди. Не выдержав, Роберт сильно прижал меня к себе и стал целовать меня. Я выскользнула из его рук и поплыла к берегу подальше от моего влюбленного братика. Доплыв до отмели, я, устав, откинулась на спину и закрыла глаза. Сверху моё тело грело солнце, а снизу освежала вода. Открыв глаза, я увидела, что надо мною, любуясь моим обнажённым телом, стоял по щиколотку в воде Роберт. Под тонкой тканью плавок отчетливо вспучивался его возбуж-денный член.
     Море, вода, солнце и страстный красивый юноша - я была не в силах совладать с собой. Я рукой поманила Роберта и он со стоном бросился на меня. Его неумелые, но страстные поцелуи и ласки быстро меня возбуждали. Обняв одной рукой Роберта за голову, я другой приспустила его плавки и теребила уп-ругую скользкую кожу, вздрагивающего от прикосновений моих пальцев, его возбужденного члена. Ро-берт ещё крепче впился поцелуем в мои губы. Почувствовав, что юноша крайне возбужден, я подлезла под него и, широко расставив свои ноги, потянула его горячий член к своему влагалищу. Но как только его член коснулся моего лобка, Роберт сильно дернулся и застонал. Его член в моей руке затрепетал, выбро-сив на кожу моего живота шлейф теплой спермы. Но теперь я была крайне возбуждена. Быстро опрокинув Роберта на спину, я села на него и ввела в свое влагалище, ещё не успевший ослабнуть, член юноши. Ро-берт, снова возбуждаясь, стал снизу делать движения навстречу грациозно скачущему телу наездницы. От долгого времени воздержания я в этот раз чувствовала особенно острое наслаждение. Во время оргазма я, вскрикивая и охая, упала на мокрую грудь двоюродного брата, продолжая извиваться в сладострастии.
     Роберт впервые познавший женщину был необыкновенно счастлив и горд. Он был ненасытен. Мы трижды повторили первый урок. Роберту повезло с первым учителем. В этот день я его многому научила. Под вечер, устав от занятий, я стала собираться домой. Роберт без охоты оделся и мы отправились обрат-но. По дороге домой Роберт не переставал признаваться мне в любви до конца жизни. Он уже считал меня своей женой.
     За ужином я в душе посмеивалась над братьями. Нейл зачарованно смотрел на меня влюблёнными глазами, а в глазах его старшего брата кроме любви просвечивало выражение победы, гордости и уверен-ности.
     На следующий день дядя Гарольд и Роберт поехали в город, а Нейл с вечера обещал свести меня на рыбалку.
     Утром меня разбудил стук в дверь. В комнату вошёл улыбающийся Нейл: "Сколько можно спать? Давай, Трейси, вставай, а то всю рыбалку проспишь!"
     Ещё не совсем проснувшись, я сладко потягивалась на мягкой кровати. Нейл увидев меня в посте-ли полуобнаженной, смутился и, покраснев, сказал, что он ждёт меня внизу. Я встала с кровати, приняла освежающий сонное тело душ, одела рубашку и потёртые джинсы и спустилась к ожидающему меня юно-ше.
     На небольшом катере с мощным подвесным мотором, рассекая сверкающую под лучами восхо-дящего солнца гладь воды, мы неслись в сторону центра бескрайнего озера. Когда покинутый берег был уже почти не виден, Нейл заглушил мотор. Юноша, желая показать мне своё умение, проворно и быстро раскрутил удочки и закинул оснастку за борт. Поймав несколько небольших серебристых рыбешек, Нейл полностью увлекся рыбалкой. Но меня не интересовало это занятие. Я всё вспоминала смущение Нейла, когда он увидел меня слегка обнажённую в постели. Продолжая свою игру с братьями, я считала, что не справедливо, если только один из них будет иметь преимущество. Для того, чтобы уравнять их отношения со мной, я пришла к мысли соблазнить сегодня Нейла. Зная его робость и застенчивость, я ломала себе го-лову, придумывая, как подойти к этому приятному делу. Было тёплое безветренное утро. Поверхность озера походило на огромное безмерное зеркало, где ярко отражалось и переливалось всеми цветами радуги уже начавшее припекать летнее солнце. Мне пришла в голову одна идея. Я встала в лодке и, слегка расша-тав её, сделала вид, что потеряла равновесие и, испуганно вскрикнув, упала за борт в освежающую воду. Как я и ожидала, Нейл в одежде прыгнул в воду мне на помощь. Забравшись обратно на лодку, мы сели на лавку. С нас ручьями стекала вода. Я сказала, что надо снять и высушить нашу одежду. Нейл отвернув-шись стал стаскивать с себя промокшую одежду. На нём остались только плавки. В тоже время я скинула с себя рубашку и джинсы, не много посомневавшись, также сняла с себя трусики. Когда Нейл обернулся и увидел меня совсем голой, он оцепенел от удивления. Я уселась на дно лодки и сказала: "Нейл, я очень за-мёрзла. Погрей меня".
     Нейл неуклюже опустился на дно рядом со мной и осторожно обнял меня своими дрожащими от возбуждения и напряжения руками. Я тут же крепко обняла и нежно поцеловала его в губы. Нейл вздрог-нув и громко задышав, яростно стал обнимать и ласкать меня, иногда до боли сжимая своими сильными шершавыми ладонями мои груди. Я даже не ожидала такого темперамента от всегда спокойного и тихого юноши. Нейл от страсти весь трясся и рычал, как дикий зверь. Он словно обезумел. Я откинулась спиной на тёплое дно пластмассового катера и широко расставила ноги, высоко закинув их икрами на бортики. Нейл налёг на меня, продолжая яростно меня тискать и целовать. Когда я приспустила его плавки, юноша застыл от понимания наступившего момента. Я взяла в руку его крепкий налитой член и направила его в своё влажноё отверстие. Нейл аж взвыл от удовольствия, когда его член вошёл в тёплую пучину моего вла-галища. На удивление, темперамент юноши не вызвал его быстрого оргазма. Первый акт длился долго, да-вая нам почувствовать все оттенки и радости секса и, когда его член взорвался в моём теле вулканом спер-мы, у меня был момент самого пика наслаждения. В этот день, забыв о рыбалке и о давно просохшей оде-жды, я много и долго обучала своего двоюродного братика умению вкушать блаженство любви. Но пора было возвращаться. Нейл почти до самого берега не давал мне одеться, всю дорогу любуюсь моим обна-женным телом. Также, как и его брат накануне, он не прекращал говорить мне о своей любви и о скорой свадьбе.
     Роберт и Нейл поочерёдно уезжали с дядей Гарольдом в город по делам фирмы дяди. А я остава-ясь с одним из братьев дома попеременно обучала братишек искусству любви. Я была не плохая учитель-ница. С каждым днём они всё больше входили во вкус сексуальных развлечений и их ласки становились каждый раз всё умелей. Но с каждым днём их речи о наших свадьбах становились всё настойчивей. Каж-дый из них считал меня своей невестой. Я в мыслях называла себя "братской невестой".
     Поездки дяди Гарольда в конце концов прекратились и оба брата остались дома. Скрыть наши от-ношения в такой ситуации было невозможно. И вот на следующий день я, спустившись к завтраку, увиде-ла, что оба братика, опустив глаза в тарелку, даже не посмотрели на меня. Я поняла, что тайны больше не существует. Я понимала, что ребятам сейчас очень тяжело и им было не до веселья. Так мы и завтракали, не проронив не единого слова. Дядя Гарольд, который естественно ничего не знал, несколько раз пытался узнать, почему у нас плохое настроение, но наткнувшись на стену молчания, перестал допытываться.
     Роберт и Нейл объявили мне бойкот. Они целый день не разговаривали со мной и на все мои по-пытки контактировать с ними было ледяное молчание. Они старались делать вид, что вообще меня не за-мечают. На следующий день я поняла, что такое положение просто невозможно вынести. Я решила или уе-хать, или попробовать растопить лёд наших отношений. Обдумав план, я поехала в город и купила там не-обходимое для моей затеи.
     Вечером после ужина, когда дядя Гарольд оставил нас одних и пошёл в свой любимый паб, я ска-зала братьям: "Завтра я уезжаю. Зайдите ко мне в комнату через полчасика, я на прощание хочу с вами поговорить".
     Ребята переглянулись и промолчали. Их молчание я с уверенностью приняла за положительный ответ. Я поднялась на второй этаж в свою уютную спальню и начала готовиться к приёму гостей. Одев ко-ротенький халатик, я посмотрела в зеркало. Под тонкой голубой тканью халатика, который высоко обна-жал мои загорелые стройные ноги, больше ничего не было. В этом одеяние я была весьма соблазнительна. Довольная собой, я приступила к дальнейшему приготовлению. Я стала смешивать коктейли. Когда насу-пившиеся братья зашли в мою комнату у меня всё было готово. Перед диваном стоял маленький столик освещённый мягким светом настенного бра. На столе стояли три высоких фужера наполненных разноцвет-ной жидкостью. Этот коктейль я приготовила по специальному рецепту. В нём был не только алкоголь, но и специальные компоненты для повышения сексуальности, которые я прикупила в городском сексшопе и немного наркотических добавок, которые я также достала в городе. Ребята уселись на диван. Я, втиснув-шись между ними, предложила выпить за мой скорый отъезд. Хмурые братья молча тянули через трубочку вязкую жидкость, косясь глазами на мои оголенные ножки. Я, делая вид, что не замечаю их ледяное отно-шение, наоборот оживленно болтала о всякой ерунде. Затем, как бы между прочим, я взяла со стола жур-нал мод, под который я ранее положила купленный в том же сексшопе порнографический журнал. Роберт, заметив яркую откровенную обложку, взял его в руки и стал перелистовать. Нейл также заинтересованно поглядывал на глянцевые страницы порножурнала. На первых страницах журнала были фотографии обна-жённых девушек, которые бесстыдно демонстрировали свои женские прелести. Я, видя заинтересован-ность ребят этими фотографиями, хитро спросила: "Кто вам больше нравится я или вот эти?"
     В ответ на мой вопрос было дружное молчание. Я сделала вид, что обижаюсь на них и, встав с ди-вана, сказала: "Разве у меня хуже, чем у этих фигура, ноги и грудь!"
     Я подошла ближе к свету и быстро скинула с себя свой коротенький халат. Братья опешили от не-ожиданности моей выходки.
     "Смотрите, какие у меня стройные ноги, какие крепкие груди. Разве у этих дамочек на фото-графиях лучше? Правда я красивее?" - я крутилась перед юношами, демонстрируя им своё молодое тело. Мальчишки откровенно любовались мною, но упорно продолжали молчать. Я, не одеваясь, уселась на своё место и, взяв из рук Роберта журнал, стала листать его дальше. Братья смотрели то на меня, то на иллюст-рации. Они были заметно взволнованы. Перелистав несколько страниц с нагими моделями, перед нашими взорами открылась фотоновелла. На первых фотографиях было снято, как двоё молодых мужчин вошли в пустой бар за стойкой которого стояла симпатичная молодая барменша. Затем, выпив по рюмочке, посети-тели начали заигрывать с девушкой. После поцелуев мужчины постепенно раздели её и сами разделись. Дальше следовали фотографии различных поз сексуального акт между женщиной и мужчинами. Во время просмотра этих фотография я бесцеремонно протянула руки в стороны и, нащупав уже затвердевшую плоть членов юношей, стала мять их через ткань брюк. Этого не смог выдержать Роберт. Он судорожно обнял меня и стал целовать меня в грудь. Я, не выпуская левой рукой вспученный холм брюк Нейла, стала расстёгивать правой брюки Роберта. Мне с трудом удалось раскрыть одной рукой молнию его брюк, но в конце концов в моей ладони оказался ствол обнажённого члена. Своей рукой я ощущала, как он вздрагивал от нетерпеливого возбуждения. Роберт, как и его член, был в моих руках. Я оторвалась от него и разверну-лась к более сдержанному Нейлу. Я, целуя в его пересохшие от волнения губы, обеими руками сноровисто расстегнула его брюки. Перед моими глазами раскачивался его крепкий большой член. Нейл сидел на ди-ване сильно откинувшись на его спинку. Я залезла с ногами на диван и, встав на коленки, нагнулась вперёд. Я осторожно взяла член Нейла в рот и стала умеючи ласкать его языком, губами и зубками. Нейл заёрзал и застонал от удовольствия. Я в душе праздновала победу. Оба брата были в моей власти. Роберт, видя пе-ред своим взором мой выставленный зад, быстро разделся и, встав за мной на колени, потянул меня за та-лию к себе. Я почувствовала, как тупая головка его члена уперлась в моё жаждущее влагалище. Я задвига-ла своими бёдрами, втискивая его член в глубину моего тела. Член Роберт туго вошёл в меня, разливая по моему телу волны наслаждения. От глубоких ритмичных движений члена Роберта я, быстро возбуждалась, не прекращая ласкать ртом член Нейла, слегка покусывая зубками его гладкую глянцевую головку. Пер-вый кончил Нейл, выплеснув в мой рот полустаканный заряд горячей спермы. Тут же в моём влагалище ударил фонтаном спермы член Роберта. У меня начался умопомрачительный оргазм. Я, глотая солонова-тую сперму Нейла, вцепилась руками в его бёдра и с остервенением продолжала сосать его член, рыча от удовольствия, как львица поедающая мясо молодой антилопы. Сзади, охая и вскрикивая от наступившего наслаждения, навалился обмякшим телом на меня Роберт, придавив сверху тяжестью своего молодого го-рячего тела.
     В этот вечер Нейл и Роберт, забыв о бойкоте, всю ночь были неудержимы. Только где-то под утро мы успокоились и уснули, дружно обнявшись втроём на моей узкой кровати. Я, конечно, не уехала на сле-дующий день. И через день не уехала. Почти ещё две недели каждую ночь два моих брата проводили у ме-ня в комнате в моей постели. Я их научила такими вещами, что они просто сходили с ума от удовольствий. И мне это нравилось не меньше, чем им. Особенно нам нравились всевозможные сэндвичи, когда между ими - "булочками" была я - "ветчинка". Лёд их отношений был окончательно разбит. Они были со мной нежны, ласковы, внимательны и добры, но выйти замуж уже больше из них мне никто не предлагал.
     
     
     Калифорнийские ночи - 7.
     
     После печального прощания в аэропорту с двумя моими бедными унылыми расстроенными моим отъездом братьями и двух часов полёта в комфортабельном авиалайнере я оказалась в родном городе. В Лос-Анджелесе была невыносимая жара. Я чувствовала себя в городе, как на раскалённой сковороде. Дома меня ждало письмо от Эстер. Она писала мне, что отдыхает на вилле у моря и приглашала меня к себе. На следующий день скоростной автобус доставил меня в уютный небольшой курортный городок. Я взяла так-си и через десять минут машина доставила меня к вилле Эстер, которая больше напоминала дворец, а не летний домик. За высокой каменной оградой раскинулся цветущий сад. В центре сада возвышался двух-этажный особняк в стиле ренессанса. Ступеньки от фасада здания спускались к наполненному прозрачной с голубизной водой мраморному бассейну. Эстер, увидев меня, как ребёнок, со счастливым визгом броси-лась мне на шею. Моя подруга в меру загорелая была очаровательна и свежа. Она очень обрадовалась мо-ему приезду. Видно на роскошной вилле ей было скучно без подруг и друзей.
     На вилле, кроме Эстер, ещё отдыхали её родной брат Дан, его жена Деми и сестра Деми Вероника. Дана я раньше уже видела у Эстер. Он был на десять лет старше сестры. Это был красивый молодой муж-чина. Аккуратно постриженная черная бородка обрамляла его спокойное холодное лицо. Его жена Деми была хрупка, бледнолица миниатюрна и очень красива. Её сестра Вероника наоборот была румяным оча-ровательным шестнадцатилетним существом. Пышные рыжеватые волосы, огромные тёмно-синие глаза и прелестный пухлый ротик. Её лицо напоминало выражение удивлённого ребенка. На первый взгляд Веро-ника была просто ангел, но это было к сожалению только на первый взгляд.
     После вкусного обеда Дан, Деми и Вероника отправились к бассейну купаться и позагорать. Эстер позвала меня тоже к бассейну. Я переоделась в отведенной мне уютной комнате и спустилась к бассейну. На мне был купальный костюм цвета рубина, чего нельзя было сказать о других. Эстер и жена Дана естест-венно не стеснялись единственного мужчины и, полностью раздевшись, лежали в тени зонтов на шезлон-гах. Из воды вышла Вероника. На ней были только тонкие плавки. С её ещё молодых, но уже развитых тя-желых грудей сбегали капельки воды, струясь по её стройной фигуре. Я, решив не отличаться от осталь-ных, сняла с себя свой купальник и голая улеглась на свободный шезлонг. Эстер и Деми не придали моим действиям внимания, но я заметила смущённый взгляд Вероники и пристальный взгляд Дана, который за-горал в плавках. Я ругала себя за поспешность, что можно сестре и жене, то наверно неприлично для гос-тей.
     Вечером после ужина мы, немного посмотрев телевизор в гостиной, разошлись по своим комнатам спать. Я ещё не успела заснуть, как кто-то тихо стукнул в мою дверь. Дверь приоткрылась и в комнату во-шла Деми. На ней была только тоненькая коротенькая ночная сорочка. Она стала спрашивать меня о том, удобно мне или нет, нравится ли вилла, на долго ли я приехала. Беседуя со мной, она присела на мою кро-вать и во время разговора всё ближе и ближе приближала своё бледное красивое лицо к моему. Я раньше слышала от Эстер, что жена её брата лесбиянка и предпочитает женщин больше, чем мужчин. Мне мужчи-ны были намного более любимы, но и женщинами я умела получать удовольствие. И когда Деми стала це-ловать моё лицо, я ответила на её ласки, крепко обняв её за тонкую шею. Мы, сбросив мешавшие нам со-рочки, ласкали и гладили руками наши горячие тела. Тело у Деми было гибкое и подвижное, оно извива-лось и ерзало по тонкой простыни. Умелые ласки опытной лесбиянки были очень эффектны. Она, возбуж-дая меня, умело управляла мной, делая меня полностью послушной ей. Она глубоко впилась своим гиб-ким языком в моё влагалище, подставив моим губам и языку своё нежное влагалище, благоухающее вос-хитительными французскими духами. Через несколько секунд у меня начался оргазм.
     Очнувшись в объятиях Деми, я увидела, что в комнате мы не одни. Рядом с моей кроватью стоял в одних трусах Дан. Он давно наблюдал за любовной игрой своей жены и мной. Деми, увидев, что я замети-ла её мужа, встала с постели, подошла к нему и, поцеловав его в губы, взяла с пола свою сорочку и вышла из комнаты, напоследок улыбнувшись мне. Я удивленно смотрела на Дана. Луна через окно хорошо осве-щала незваного гостя. Дан не спеша снял свои трусы и подошёл ближе к кровати. Я лежала голая на мятой после лесбийской любви постели и, привстав на локтях, смотрела на голого мужчину, ожидая его действий. Дан, не говоря мне ни слова, встал на колени поверх моей кровати и властно рукой за мои плечи потянул меня к своему ужё возбужденному члену. Ничего не оставалось делать, как пошире открыть рот и обхва-тить губами его крепкий член. Я стала лизать и сосать твёрдую плоть, слегка покусывая нежную кожу зу-бами. Через несколько секунд от холоднокровного спокойствия Дана не осталась и следа. Он, глубоко за-дышав, весь напрягся и откинулся назад. Его член выскользнул из моего рта. Я нагнулась, чтобы снова продолжать, но Дан, также молча, взял меня своими сильными руками за бедра и, развернув меня от себя, заставил встать на колени и локти. Подтянув мои ягодицы к себе, он начал биться своим членом в области моего выпученного влагалища. Я приподняла свою попку для облегчения ввода его члена. Но Дан медлил. Я почувствовала его пальцы на своём анусе. Они смазывали слюной мою маленькую сухую дырочку. Я поняла, что это значит и вся напряглась в ожидании первоначальных болевых ощущений. Боль была быст-рой и не сильной. Его член вошёл в моё анальное отверстие, глубоко до поясницы проникнув в моё тело. Он стал делать ритмичные движения. Я, по началу не возбуждаясь анальным актом, просунула руку под себя и пальцами стала онанировать своё свободное влагалище. Вскоре я возбудилась так, что мне было достаточно члена мужчины. Я полностью отдалась страсти. Это сладкое наслаждение продолжалось около десяти минут. У меня уже начинался оргазм, когда созревший Дан вырвал из моего тела свой трясущейся от возбуждения член и, подавшись вперед, поднёс головку своего члена к моему уху. Сильно за мои воло-сы развернув мою голову навстречу своему члену, он воткнул его в мой рот. Тут же фонтан горячей солё-ной спермы залил всю мою глотку, вырвавшись из моего рта вязкими струйками по моему подбородку. Я, охая и стоная, глотала мужской сок, умирая от сильного наслаждения. Дан отпустил мою голову, молча встал, поднял свои плавки и вышел из моей комнаты, так за всё время ни разу не поцеловав меня и не ска-зав мне не единого слова. Со мной впервые мужчина обошёлся таким образом, но я всё-таки была благо-дарна ему за доставленный урок. Я залезла под простыню, со страхом ожидая, что ещё кто ни будь может заявиться в мою комнату. Вскоре я не заметно для себя крепко уснула.
     
     
     Калифорнийские ночи - 8.
     
     На следующие утро меня разбудила Эстер. Она вошла в мою комнату и, увидев меня спящей, громко сказала: "Трейси, вставай! Сколько можно спать? Скоро уже обед!"
     Я встала и начала одеваться. Эстер рассказывала мне всякую чепуху. Я не стала рассказывать о ночных визитах её родственников. Одевшись, я вместе с Эстер стала спускаться в гостиную. По дороге я её спросила: "А чем мы будем заниматься кроме обедов, купаний и тенниса?"
     "Эх, если бы здесь не было этой дерзкой девчонки, то можно было бы тут весело развлечься" - тяжко вздохнув, ответила Эстер. Я удивленно на неё посмотрела.
     "Эта молодая стерва, кроме того, что всем обо всём доносит, ещё постоянно издевается над своей сестрой" - продолжала Эстер. Я сразу, как очутилась на вилле, заметила, что в отношениях между сёстрами, что-то не ладно. После рассказа Эстер я узнала, что Деми - эту большеглазую хрупкую женщину постоянно терроризирует её младшая сестра Вероника. Она на вид ангелочек, а на самом деле была мелоч-на, высокомерна и завистлива. Не известно за что Вероника ненавидела свою сестру. Она постоянно изде-валась над ней. Деми на эти придирки и оскорбления только грустно опускала глаза и молчала. У неё был беззащитный мягкий характер, чем пользовалась её агрессивная сестра. Также Эстер мне сказала, что она сама еле выносит эту молодую стерву и ждет не дождется когда она уедет.
     Когда мы вошли в обеденный зал я увидела, что нет брата Эстер. Я узнала, что звонили из его фирмы и он срочно уехал в Лос-Анджелес. Я в душе обрадовалась его отъезду, так как не знала, как вести с Даном после того, что было между ним и мною этой ночью.
     Днём опять купались, загорали. Потом ужинали и играли в карты. Поздно вечером, когда все ра-зошлись спать, я, Лана и Эстер, тайком от Вероники, собрались в комнате Эстер. Мы в одних спальных со-рочках втроём забрались на её широкую кровать и завели беседу. Эстер поведала нам ужасную историю, которая произошла с ней. Месяц назад у неё сломался автомобиль. Это произошло за городом. Эстер оста-новила попутную машину и попросила добросить её до ближайшего телефона. В машине было троё моло-дых парней. Эстер, увидев их наглые глаза, испугалась и хотела отказаться от их услуг, но ребята выскочи-ли из машины и почти силком втащили её в салон. Как только машина тронулась её сосед курчавый худой парень стал грубо лапать своими руками её ноги и груди. Эстер, отбиваясь, закричала, что бы они остано-вились и выпустили её. В ответ трое парней дружно рассмеялись. Эстер поняла, что её ожидают большие неприятности. От этих негодяев можно ожидать всё, что угодно. Она попыталась открыть дверь и выпрыг-нуть из автомобиля, но страшно сильный удар в живот кулака её соседа приковал её к сидению. Корчась от боли, Эстер поняла, что сопротивляться бесполезно и уповала на бога, хотя бы остаться в живых. Она без-ропотно выдержала притязания скалящего зубы соседа, который всю дорого лапал руками её тело. Авто-мобиль остановился у невзрачного, похожего на сарай, одноэтажного строения. Её грубо выволокли из машины и втащили в просторную грязную комнату. Эстер ещё раз попыталась вырваться из их рук, но снова удар в живот прервал её усилия. Не обращая внимания на её слёзы и мольбы, её бросили на грязную кровать и привязали веревкой руки к спинке кровати. Самый страшный прогноз Эстер, что эти парни нар-команы, подтвердился. Она увидела, как они достали из коробки шприцы и жгуты и начали делать себе инъекции. Можно только догадываться о том ужасе, который испытала Эстер, когда курчавый парень по-дошёл к ней, держа в руке нож. Она от страха была почти в обморочном состоянии. Курчавый, продолжая скалиться в страшной улыбке, ткнул остриём ножа в грудь девушке. Эстер уже прощалась с жизнью, ре-шив, что настал её смертный час. Но курчавый не нанёс ей удар. Он стал медленно ножом разрезать её одежду. Двое других, встав по обе стороны кровати, бессмысленными глазами наблюдали за происходя-щим. Курчавый сначала сверху вниз распорол её белую рубашку, затем лезвие ножа с треском рассёк ткань лифчика. Когда две тяжёлые груди Эстер вырвались на свободу, двое других наркоманов начали мять и щекотать её соски своими грубыми дрожащими от возбуждения и наркотиков руками. Курчавый в это время приступил к резке ткани её джинсов. Он полностью искромсал плотную джинсовую ткань, пре-вратив их в лоскутки. На Эстер оставались только её маленькие беленькие трусики. Взмах ножа и Эстер, уже была совсем обнажена перед тремя садистами и наркоманами. Курчавый, не обращая внимания на ры-дания девушки, остриём ножа заставил её широко раздвинуть ноги. Самое страшное было, когда курчавый наркоман нагнулся к её раскрытому влагалищу и хотел засунуть в отверстие её влагалища длинное лезвие ножа. Но в этот момент другой наркоман оттолкнул курчавого и, расстегнув брюки, залез на тело Эстер, вводя в неё свой член. Дальнейшее всё происходящее Эстер воспринимала, как в страшном сне. Трое пар-ней несколько часов истязали её, поочерёдно насиловав, заливая её тело и лицо потоками спермы. Эстер, мечтая только бы остаться живой, безропотно и молча лежали на мятой грязной постели. Впервые в жизни от полового акта она испытывала не наслаждение, а отвращение. Под конец обессиленная Эстер потеряла сознание.
     Когда она очнулась, Эстер увидела, что рядом с ней на кровати спят трое её насильников. Девушка понимала, что, когда они очнутся, то снова продолжат её насиловать, а потом убьют. Эстер, собрав все свои силы и мужество, стала пытаться развязать руки. Это ей долго не удавалось, но в конце концов она нашла слабину в узле и ей удалось освободиться. Она с трудом передвигая своё разбитое тело, схватила грязную мужскую рубашку и накинув её на себя, вышла на улицу. Через час её доставил домой таксист, который нашёл Эстер на одной из улиц совсем обессиленной, почти потерявшей сознание.
     Она скрыла от родителей произошедшее и впервые рассказала только нам. Меня и Деми рассказ Эстер ошеломил. Я удивлялась выносливости и мужеству Эстер. Она сама расстроенная воспоминаниями, закончила свой рассказ: "Вот уже около месяца, как я после этой истории не имела секса. Сначала боле-ла, потом чувствовала отвращение и только сейчас я совсем оправилась и есть желание хорошо повесе-литься, но мешает эта доносчица Вероника".
     Деми тяжело вздохнула. Я, успокаивая, обняла её. Она потянулась ко мне. Мы нежно поцелова-лись. Деми своей маленькой ручкой потянула вверх мою сорочку и сняла её с меня. Затем, сама скинув с себя ночную одежку, начала проникать своими тонкими пальчиками в область моего влагалища. Я в ответ стала целовать её маленькие груди, покусывая крепкие бусинки её сосков. Деми, любительница женских ласк, мгновенно возбудилась. По её телу пробежала мелкая дрожь. Я, запустив свои пальцы в её влагалище, начала нежно ласкать его внутри, чувствуя рукой, как жидкость в нём прибавляется всё больше и больше. Эстер, видя наши игры, сама также возбудилась. Она высоко выше бедёр задрала свою роскошную ноч-ную рубашку и, усевшись на подушку, широко расставила ноги. Эстер, глядя на нас, стала водить указа-тельным пальцем вдоль своего влагалища. Затем она засунула руку под подушку и достала оттуда протез имитацию мужского члена огромного размера из эластичного материала. Обхватив двумя руками за про-тез, Эстер осторожно ввела его в своё влагалище. Вздрогнув всем своим грациозным телом, она начала глубоко вводить и выводить этот внушительный протез. Её стоны становились всё громче. В это время у Деми под моим воздействием начался оргазм. Она заметалась своим тонким телом по постели. Эстер, сде-лав ещё несколько введений искусственным членом, порывисто задышала и заёрзала своими длинными но-гами. Я, наблюдая оргазм Деми и Эстер, очень возбудилась, но для оргазма мне этого было мало. Эстер подвинулась ко мне и, опрокинув меня на спину, ловко ввела в моё влагалище ещё мокрый после себя ре-зиновый член. От движения внутри меня этого огромного предмета, очень напоминающий ощущением на-стоящий мужской член я быстро возбуждалась. Обхватив одной рукой за плечи Деми, другой рукой ноги Эстер, я, покрикивая от удовольствия, дергалась всем своим телом в от накатывающегося на меня чувства сильного оргазма.
     Затем мы втроем залезли под одеяло и, обнявшись, как три сестры, безмятежно уснули.
     
     
     Калифорнийские ночи - 9.
     
     Утром произошла большая ссора между Деми и Вероникой. Вероника ночью шпионила за нами и, злясь на нас, набросилась на сестру с оскорблениями. Деми больше не могла вынести этот террор. Несмот-ря на наши уговоры, она твёрдо решила уехать домой. Эстер предложила довести её до Лос-Анджелеса на своём автомобиле. Я также отправилась провожать Деми.
     Менее чем через два часа шикарный кабриолет Эстер был уже в Лос-Анджелесе. Высадив Деми у её роскошного дома, мы заехали ко мне домой, затем к Эстер. Собрав необходимые вещи, мы сели за те-лефон и стали обзванивать всех наших. Телефоны не отвечали. В душном жарком городе из наших никто не остался. Только телефон Лео ответил на наш сигнал. Поговорив и узнав новости, мы пригласили его к нам в гости. Нам было скучно без наших ребят и мы были рады, когда Лео согласился. Он только преду-предил нас, что свободен только до утра, так как он работает.
     Когда мы подъехали к дому Лео, нас встретил он и его друг Мел. Я и Эстер слышали о Меле от Лео, но впервые его видели. Он мне понравился. У него были тёмные волнистые волосы, высокий лоб, приветливое лицо, высокий и стройный, Мел сразу располагал к себе. Он был примерно моего возраста и мы быстро нашли общий язык.
     Вчетвером мы помчались по скоростному раскаленному шоссе в сторону виллы Эстер. За рулем была Эстер, рядом с ней Лео, а я и Мел сидели на скользкой коже заднего сидения автомобиля. Любуясь ландшафтом, мы весело беседовали. Мел сидел близко, прижавшись ко мне боком. Я чувствовала бедром через тонкий ситец юбки тепло его бедра. Я ещё ближе прижалась к Мелу, положив свою голову на его плечо. Мел обнял меня за плечи левой рукой. На мне была одета лёгкая белая рубашка и довольно корот-кая белая юбка. Мел, продолжая обнимать меня, свободной рукой стал нежно поглаживать мои ноги выше колен. Мой темперамент не замедлил отозваться на его ласковые касания. Я, ещё крепче прижавшись к Мелу, подставила для поцелуя свои губы. Целуя их, юноша расстегнул несколько пуговиц моей рубашки и его рука свободно проникла мне за пазуху. Я почувствовала, как его твёрдая ладонь мнёт и ласкает мои крепкие груди и ещё больше от этого возбуждалась. Я нащупала рукой его член и стала через плотную ткань шорт сжимать его твердеющую плоть. Мел оставил в покое мои груди и запустил руку под мою юб-ку. Его пальцы через тонкую ткань моих трусиков скользили по моему влагалищу. Я еле сдерживала своё дыхание. Его ладонь проскользнула под резинку моих трусов и его пальцы проникли в глубь моего влага-лище. Я тихо застонала от нахлынувшего возбуждения. Я с трудом расстегнула непослушные пуговицы ширинки его шорт и выпростала наружу отличный образец мужского члена. Нагнувшись, я с наслаждени-ем приняла своим ртом этот мужской орган. Я с удовольствием сосала и целовала член Мела, изгибаясь своим телом, насаждаясь влагалищем на его пульсирующие пальцы. Дольше я не могла этого выдержать. Я выпустила изо рта блестящей на солнечном свете моей слюной член Мела и, быстро задрав вверх свою юбку, стянула с себя свои трусики. Я ловко забралась на Мела и села спиной к его лицу, словно в кресло. Расставив по шире свои ножки, я рукой нашла его крепкий член и направила к себе во влагалище. Слегка виляя своими бёдрами, я глубоко насадила своё тело на этот твёрдый орган. Автомобиль стремительно мчался по ровному шоссе, слегка покачиваясь на мягких амортизаторах. Я в такт покачивания автомобиля с огромным удовольствием наседала на член Мела. Скорость и секс, вместе они производили незабывае-моё впечатление. Мел, обняв меня за бёдра, тихо, как котёнок, урчал мне в спину. Мы долго наслаждались этим движением внутри и в извне, но всему приходит конец. Почувствовав толчки мужской спермы в мо-ём влагалище, я взорвалась острейшим оргазмом.
     Эстер и Мел впереди нас, слушая радио и беседуя между собой, даже не заметили наши с Мелом проделки. Я неохотно слезла с Мела и, найдя в ногах истоптанные трусики, привела себя в порядок. Это было как раз вовремя, так как вскоре кабриолет подкатил к воротам виллы Эстер.
     Перед входом в дом нам навстречу попалась Вероника. Я и Эстер сделали вид, что не заметили её, а Лео и Мел, увидев хорошенькую девушку с аппетитной попкой, наоборот приветливо поздоровались с ней. Вероника, презрительно взглянула на меня и Эстер, надменно осмотрев ребят с головы до ног, хмык-нула, надув при этом свои прелестные пухленькие щёчки и губки, и прошла мимо, не ответив на приветст-вия ребят. Мел и Лео с удивлением посмотрели на нас. Эстер махнула рукой и тяжело вздохнула. За ужи-ном ребята пытались завести разговор с Вероникой, но она отвечала резко и зло, отбив всякую охоту с ней общаться. Испортив всем настроение за ужином, Вероника не сказав ни слова, покинула трапезу. Мы рас-сказали ребятам всё о проделках Вероники. Эта высокомерная девчонка не только портила всем настрое-ние, но ещё приходилось скрывать все наши развлечения, боясь, что она донесет на нас родителям. Мы стали совещаться, что бы предпринять относительно Вероники. Мел, которому Вероника очень внешне понравилась, предложил рискованный и жестокий план. Я и Эстер сначала отказывались, но ребятам всё-таки удалось нас уговорить.
     На вилле была комната отдыха в которой находились большой телевизор, несколько мягких кресел и бильярдный стол. Зная, что Вероника каждый вечер смотрит там очередную серию многосерийного фильма, мы вчетвером пробрались туда и в темноте стали ждать её. Вскоре послышались шаги и в комнату вошла Вероника. Включив свет и увидев ожидавшею её засаду, она испуганно вскрикнула и хотела выско-чить из комнаты. Но Лео уже заслонил дверь, отрезав путь к отступлению. Вероника срывающим от вол-нения голосом спросила, что мы хотим от неё. Мел включил телевизор и увеличил громкость. Вероника, прижавшись спиной к стене, со страхом смотрела на нас своими огромными синими глазами. На ней были одеты сильно обтягивающие её круглые бедра белые джинсы и белая с ярким рисунком майка. Мел подо-шёл к испуганной девушке и попытался её обнять. Вероника сильно ударила его ладонью по лицу, оттолк-нув его. Этого ей не надо было делать. Я была уверена, что если бы она вела себя с ребятами спокойней её ничего с ней не случилось. Но этот удар взбесил Мела. Он с изменившимся от гнева лицом бросился на неё. Лео ринулся к нему на помощь. Они стали пытаться раздеть её. Вероника, громко закричав, стала отби-ваться от их хватких рук. Она была сильной и ребята с большим трудом удерживали её. Сопротивление ещё больше распылило ребят. И вот с треском клочьями разлетелась её майка и две полные груди с тупыми розовыми сосками заколебались на свободе. Джинсы девушки давались труднее. Мел крепко держал со-противляющуюся Веронику за руки, а Лео пытался расстегнуть тугую ширинку. Но Вероника так сильно вырывалась и изгибалась, что все попытки стащить с неё джинсы были безрезультатны. Тогда Мел схватил Веронику за тонкую талию и, приподняв её, бросил девушку на зелёное сукно бильярдного стола. Верони-ка, понимая, что её крики никто не услышит, уже молча отбивалась от насильников. Видя, что ребята не в силах совладеть с ней, и, понимая, что обратной дороги нет и надо довести дело до конца, я и Эстер при-шли им на помощь. Каждая из нас с двух сторон бильярдного стола стали прижимать руки Вероники к сто-лу, налегая на них всем телом. Наконец, разорвав молнию джинсов, ребята стащили их с неё. На девушке оставались только узкие белые трусики. Мел с силой рванул их на себя и тонкая ткань разлетелась на кус-ки. Вероника полностью обнажённая изгибалась и билась на бильярдном столе. Тело молодой девушки бы-ло безупречно. Круглые красивой формы тяжёлые груди, втянутый с маленьким пупком живот, тоненькая талия, стройные слегка полноватые ножки, загорелая нежная кожа и лобок поросший мягкими кудряшками рыжих волос, всё это было восхитительно и полно сексуальности. Вероника, поняв, что сейчас с ней про-изойдёт, громко завыла. Из её широко раскрытых от ужаса глаз брызнули слёзы. Мне стало жалко её, но было уже поздно. Мел и Лео теперь её уже не за что не отпустят. Лео залез на бильярдный стол у головы Вероники и прижал её руки к столу. Я и Эстер держали её ноги. Вероника, обессилив в тяжёлой борьбе, больше не изгибалась, а только молча лежала на столе и тихо жалобно всхлипывала. Мел скинул с себя нижнею одежду, оставшись только в майке. Его возбуждённый член подёргивался от нетерпения. Он лов-ко залез на стол. Я и Эстер раздвинули ватные ноги Вероники в разные стороны. Мел налег сверху на пол-ностью раскрытую девушку. В этот момент Вероника снова напряглась и закричала. Я с трудом удержива-ла двумя руками её вырывающуюся ногу. Когда твёрдая головка члена юноши уперлась в область влага-лища Вероники, она истерически закричала, но член Мела, с силой внедрившейся в её влагалище, прервал её крик на самой высокой ноте. Я почувствовала, как нога Вероники, которую я ели удерживала, мгновен-но ослабла. Тело Вероники полностью обмякло. Она уже больше не сопротивлялась, а только плакала под делавшим поступательные движения Мелом, смотря остекленевшими глазами куда-то в потолок. Когда Мел закончил, его место на бесчувственном теле девушки занял Лео. Я и Эстер больше не держали её. Она словно мёртвая лежала на зелёном поле бильярдного стола и только обильные слёзы из-под пушистых рес-ниц свидетельствовали, что она жива. Лео, излив свою сперму на живот Вероники, встал и мы вышли из комнаты, оставив неподвижную девушку на бильярдном столе. У меня вконец испортилось настроение. Мы очень жестоко отомстили ей. Меня мучила совесть и я ругала себя за то, что согласилась участвовать в этой злой затее. Эстер тоже была бледна и расстроена. Зато Мел был очень доволен. Он желал овладеть Вероникой с первого момента, как её увидел, и он добился этого. Я, Эстер, Мел и Лео в комнате Эстер продолжили сексуальные развлечения. Ребята были молодцами, но мне было трудно расслабиться. Мысли о нашем поступке с Вероникой мешали мне полностью насладиться оргией.
     
     
     Калифорнийские ночи - 10.
     
     Я проснулась очень поздно. Выйдя из комнаты и спустившись вниз, я увидела заспанную Эстер, пьющую кофе в одиночестве. Ребята уехали под утро, не ложась спать. Я боялась встретиться с Вероникой. Эстер, словно читая мои мысли, сказала: "Вероники нет. Она уехала утром. Надеюсь ей хватит ума ни-кому о произошедшем не рассказывать. Свидетелей в её пользу не будет".
     Узнав об её отъезде, мне стало сразу легче на душе. Настроение заметно улучшилось. Днём я и Эс-тер купались в бассейне, загорали в тени. На вечер мы запрограммировали посетить рестораны курортного городка и легли спать после лёгкого обеда.
     Хорошо отдохнув, я решила приодеться и подкраситься. Гардероб мой был не велик и я быстро привела себя в соответствующий вечернему мероприятию вид. На мне был белоснежный тонкий трико-тажный джемпер с длинными рукавами, отчетливо обтягивающий и подчёркивающий выпуклости моей груди, и длинная ниже колен красная юбка. Белые чулки облегали мои стройные ноги, которые были обуты в красные туфли на высоком тонком каблуке. Эстер, уже поджидавшая меня внизу, как всегда была одета с большим вкусом. На девушке была белая отделанная чёрным кантом на швах с чёрными кармашками и по-гончиками блузка и чёрная ниже колен юбка. На ногах были чёрные тонкие чулки и чёрные высокие туф-ли. Моя подруга была очаровательно прекрасна.
     Мы сели в заказанное такси и поехали в центр городка. По дороге Эстер сказала: "Трейси, я знаю здесь один ночной ресторан, там работает одна моя знакомая. Если не возражаешь, едем туда".
     С моей стороны возражений не было и через пять минут такси остановился у ресторана. Я прочи-тала вывеску, ресторан назывался "Ева". На вывеске была изображена огромная змея, которая держала в своей пасти красное яблоко. Также у входа была реклама программы со стриптизом. Раньше меня не пус-кали в подобные заведения и я с интересом осматривалась. С нашего столика был хорошо виден весь рес-торан и ярко освещённая пустая сцена. Программа должна была начаться с минуты на минуту. В полумра-ке зала я разглядела, что большинство посетителей мужчины. По двое, по трое, они тихо беседовали, ожи-дая начала программы. К нам подошла официантка. Эта была почти голая молодая девушка. На ней были одеты только маленькие чёрные трусики, чёрные в клетку колготки и белоснежный малюсенький фартучек. Приняв у нас заказ, официантка подошла к соседнему столику, виляя при ходьбе своей красивой попкой и колыша не большой, но ладной грудью. Мужчины за столиком бесцеремонно поглаживали ладонью её круглый задок, делая заказ. Девушка, не обращая внимания на шаловливые руки клиентов, улыбаясь, запи-сывала в блокнот заказ мужчин. У других столов
     другие также одетые официантки обслуживали гостей. Эстер мне сказала, что эти девушки при желании клиентов и за дополнительную плату могут обслужить более интимно в специальных комнатах на втором этаже ресторана.
     В зале притушили и так не яркий свет. Началась программа. На ярко освещённую сцену под мед-ленную музыку вышли восемь красивых девушек и, став лицом к публике, начали покачивать своими те-лами в такт мелодии. На девушках были одеты глухие, как у монахинь, длинные чёрные платья. Они так покачивались несколько минут, вызывая недовольный гул в зале. Вдруг темп мелодии резко убыстрился и все восемь танцовщиц, одновременно резко повернулись спиной к зрителям. В зале раздались аплодисмен-ты и смех. Это был шуточный номер. Спереди девушки были глухо закрыты, а со спины полностью обна-жены. Девушки, покрутив своими круглыми аппетитными ягодицами, убежали со сцены под дружные ова-ции.
     Следующим номером был танец стриптиза. Девушка в костюме испанки Кармен исполнила стра-стный испанский танец. Танцуя, она спустилась со сцены в зал. Она в танце подходила к столикам и пред-лагала мужчинам снять с себя один из предметов её наряда. На девушке остались только чёрные лифчик, трусики и пояс с чулками. Предыдущие предметы одежды мужчины сняли бесплатно. Но сейчас многие клиенты желали снять с неё остатки одежды и, соперничая, протягивали ей купюры. Стриптезёрша долго выбирала, дразня мужчин. Наконец, засунув несколько банкнот себе за кромку чулка, она позволила рас-стегнуть лифчик и снять трусики. Полностью обнажённая, только в поясе и чулках, танцовщица, грациозно увиливая от протянутых к ней мужских рук, убежала за кулису. Мне нравилось шоу. Оно напоминала мне наши игры.
     На сцену снова вышли восемь девушек. Они были одеты в пышные платья эпохи возрождения и в париках из белых локон. Под бурные аплодисменты на сцене появилась сильно накрашенная и напудрен-ная молодая девушка. На ней также был белый парик и пышное платье такое же, как у других танцовщиц, только побогаче и понарядней. Номер назывался "Госпожа Помпадур" и исполнительница по реакции пуб-лики была её любимицей. Эстер шепнула мне, что эта и есть её знакомая. Под старинную музыку девушки, танцуя, стали расстёгивать и снимать с "госпожи" одежду, как бы готовя её ко сну. Сняв один из предме-тов одежды и продемонстрировав его зрителям, танцовщицы замирали на несколько секунд. Потом снова танец и снова мгновение неподвижности, давая зрителям время на осмотр "госпожи". А она в это время, медленно танцуя, потягивалась, будто в самом деле собирается ложиться спать. Сначала девушки сняли платье и бесконечное число нижних юбок. На героине остался тугой корсет. Расшнуровав корсет, танцов-щицы также сняли его. На "госпоже Помпадур" остались только длинные белые штанишки, которые в те древние времена женщины носили вместо трусиков. Но и этот туалет восемь пар женских рук стащили со своей "госпожи". Мужчины уже ревели от восторга, громко хлопая в ладоши. А "госпожа", словно вокруг никого не было, потягивалась своим молодым телом, готовясь лечь спать. Тело у знакомой Эстер было безупречно красиво. Высокие стройные ноги, тонкая осиная талия над которой возвышались подтянутые вверх большие высокие груди. Мужчины долго не отпускали её со сцены, любуясь её формами.
     Начался следующий номер. На сцене и в зале погас свет. Стало полностью темно. Постепенно, очень медленно, стало светлеть на сцене, но ещё ничего не было видно. Но вот, наконец, стали во мраке проглядываться контуры женских тел. Фигуры двигались по сцене, как будто купаясь в воде. Номер так и назывался - "Ночное купание". Свет всё прибавлялся и уже было возможно разглядеть в полумраке, что все восемь танцовщиц были полностью наги. Я видела, как за соседнем столом мужчины подались вперед, чтобы лучше разглядеть танцующих. Красивые молодые тела постепенно осветились и в зале раздались бурные аплодисменты. Загорелся яркий свет, но девушки не спешили уйти со сцены, рекламируя свои пре-лести возможным клиентам на втором этаже ресторана.
     Наступил перерыв в программе. Официантки в униформе принялись обслуживать столики. К на-шему столику подошла девушка и приветливо поздоровалась с Эстер. Эта была её знакомая, та самая "госпожа Помпадур". Я бы не за что не узнала бы её. На сцене была недоступная яркая женщина, а рядом с нами была такая же, как и мы, молодая симпатичная девчонка. На ней было короткое голубое обтягиваю-щее платье, подчёркивающее синеву её глаз и стройность фигуры. Чёрные густые до плеч волосы обрам-ляли её смуглое личико. Я с ней познакомилась. Девушку звали Божена. Она на наше приглашение сесть за наш столик отказалась, сказав: "Девочки, извините, меня ждут мои друзья. Пойдемте со мной, я вас по-знакомлю. Они славные ребята"
     Мы с удовольствием приняли приглашение и, расплатившись с официанткой, вышли из ресторана. По пути Божена немного рассказала мне о себе. Её родители были эмигранты из Венгрии. Она с ними в ссоре и живёт сейчас одна. Продолжая учиться в университете, ей пришлось зарабатывать на жизнь и учё-бу, танцуя в подобных шоу.
      Друзей Божены мы нашли в соседнем баре. Ребята сидели у барной стойки и о чём-то спорили. Они обрадовались неожиданному знакомству с двумя симпатичными девушками, когда Божена нас им представила. Ребят было четверо и им было не больше двадцати. Из них мне сразу приглянулся Мелвин. Его загорелое лицо, светлые волосы и глаза с хитринкой привлекли моё внимание. Других ребят звали Боб, Дэвид и Стив. Последний был рыжеватый с весёлым лицом шутника, Дэвид был явно любитель хиппи, так как его длинные чёрный волосы скреплённые на затылке достигали до середины спины, а Боб был больше похож на солдата из-за очень короткого ёжика каштановых волос. Познакомившись, ребята рассказали нам о своей проблеме. Стиву дали на вечер портативную видеокамеру, но они не знали, где найти помещение с телевизором, чтобы попользоваться этой аппаратурой. В то время видеомагнитофон и особенно видеока-мера считались ещё роскошью и большой редкостью и представляли всем большой интерес. Эстер, узнав о проблеме, пригласила всех к себе на виллу.
     Машина ребят стояла у входа в бар. Стив уселся за руль, рядом с ним Эстер, бережно держа доро-гую видеокамеру на коленях. Мне и Божене пришлось сидень сзади на коленях у троих ребят, что было не так уж и плохо.
     На вилле мы расположились в той самой комнате, где накануне произошла расправа с Вероникой. Только в этой комнате находился самый большой телевизор. Эстер принесла несколько бутылок с виски и вином, достала бокалы. Стив в это время подключал и настраивал аппаратуру. Подключив видеокамеру к телевизору, Стив сказал: "У меня есть два фильма. Один крутой боевик, а другой порнографический фильм. Что включать?"
     Ребята и Божена вопросительно посмотрели на меня и Эстер.
     "Ой, не люблю я крутые боевики" - ответила на это Эстер. Её ответ удовлетворил всех. Засветился экран телевизора и всё внимание привлёк к себе. Это был не большой короткометражный фильм о том, как двое молодых мужчин и две симпатичные девушки, впервые встретившись в купе поезда, не теряли время зря и всю дорогу занимались групповым сексом, используя нижние и верхние полки купе. После просмот-ра фильма мы некоторое время под впечатлением увиденного молчали. Я впервые увидела столь откро-венный фильм и была порядком возбуждена. Стив в это время переключил видеокамеру и направил объек-тив на меня. На экране телевизора появилось моё цветное изображение. Я помахала себе ручкой. Стив стал направлять камеру в разные стороны и на экране стали возникать весёлые лица нашей компании. Это было интересно и всех веселило. Стив наводил камеру на одного из нас, а тот корчил смешные рожицы. Все смеялись от души. Когда в телевизоре появилась изображение стройного тела Божены, то она закружилась в страстном танце. Танцуя, она кончиками пальцев стала приподнимать своё платье. Стив, ощутив себя в роли режиссера и оператора, завертелся с камерой вокруг танцующей девушки. На экране телевизора было отчётливо видно, как оголяются красивые ноги Божены. Эта забава очень увлекла. Стив, выключив каме-ру, предложил: "Давайте снимем сами фильм, типа оргии в купе. Артисты есть, оператором буду я. Со-гласны?"
     Ребята вопросительно посмотрели на Эстер и меня, ожидая нашу реакцию на это предложение. Я была в душе не против этой затеи, но такое резкое начало смутило даже меня. Наше молчание ребята при-няли за согласие. Мнение Божены их не интересовало, видимо у них с ней уже сложились определённые отношения. Стив предложил незамысловатый сюжет будущего фильма. Две девушки и три юноши смотрят танец стриптиза третьей девушки. Это будет завязкой, а дальше по ходу съёмок различные фантазии и ва-риации групповой оргии. Сценой для танца выбрали бильярдный стол, а танцовщица, конечно, Божена, как никак это она умела делать профессионально.
     Я и Эстер уселись в единственные в комнате два кресла. Рядом с Эстер на подлокотнике кресла расположился Мелвин. На подлокотниках моего кресла с двух сторон от меня уселись Боб и Дэвид. Стив, зарядив в видеокамеру чистую видеокассету, приступил к съёмке. Он полностью вошёл в роль режиссёра и начал отдавать артистам команды. Божена, ловко вскочив на зелёное сукно бильярдного стола, начала тан-цевать под музыку магнитофона. Под звуки медленного ритма мелодии Божена, покачивая своими круг-лыми бёдрами и извивая своё гибкое тело в томном танце, стала не спеша стаскивать через голову обле-гающее голубое платье. Я смотрела, то на Божену, то на её изображение на экране телевизора. Стив кру-тился вокруг бильярдного стола, стараясь, как можно эффектней заснять танцующую девушку. Божена сбросила платье на пол. На ней были только белый ажурный лифчик и тоненькие, почти веревочки, белые трусики. Изящно расстегнув застёжку лифчика, Божена скинула и его, обнажив свои очаровательные гру-ди. За тем она также изящно и не принужденно стащила с себя трусики. Я второй раз за этот вечер видела танец стриптиза в её исполнении и вновь восхищалась безукоризненными формами тела девушки. Божена, не обращая внимания на нас и на видеокамеру, продолжала полностью обнажённая извиваться в танце, словно она танцует в своём ночном ресторане.
     Стив навел видеокамеру на кресло, где были Эстер и Мелвин. Настал их "звёздный час". Мне через спину Стива было плохо видно, что там происходит. Тогда я всё внимание устремила на экран телевизора. Там мне было прекрасно видно, как Мелвин стал через одежду ласкать своими взволнованными руками те-ло Эстер. Он расстегнул пуговицы её белой блузки и оголил налитые с брусничными бусинками сосков, редко, как и я, носившей лифчик, превосходные груди моей подруги. Затем Мелвин, опустившись на коле-ни перед креслом, стал обнимать ноги Эстер, задирая вверх её чёрную юбку. Он обнажил её длинные стройные ноги, обтянутые чёрными нейлоновыми чулками. На экране телевизора были видны её чёрные трусики и чёрные бретельки пояса. Стив нагнулся к ним ближе и я увидела по телевизору, как пальцы Мел-вина стаскивают с девушки её трусики. Крупный план обнажённого влагалища Эстер по телевизору был весьма эффектен. Мелвин стал целовать её оголённую от чулок кожу ляжек и бёдер, затем, пошире расста-вив её ноги и раскрыв её влагалище, впился языком во влажную щель Эстер. Она вся заерзала от наслажде-ния, вытянув вперёд свои красивые ножки.
      Стив, сняв эту сцену, перевёл камеру на меня. Настала моя очередь. И это меня возбуждало и ра-довало. Боб и Дэвид, наблюдавшие до этого за происходящим на экране телевизора, занялись мною. Я, иг-рая свою роль, краем глаза поглядывала на телевизор. Я, как бы со стороны, видела как юноши быстро стащили с меня белый джемпер, обнажив мою грудь. Мои круглые тяжелые груди по телевизору смотре-лись очень не плохо. Затем ребята сняли с меня мою красную юбку и белые трусики. На мне оставались только белые тонкие чулки и белый ажурный пояс с подвязками для чулок. Стив поднёс объектив камеры к моему влагалищу и я впервые в жизни смотрела на своё влагалище крупным планом на весь экран теле-визора. Дэвид также, как и Мелвин с Эстер, стал лизать языком мою щелочку. Ощущение ласкающего шершавого языка на губках моего влагалища, доставляло мне колоссальное удовольствие. Мелвин ласкал так Эстер, Дэвид меня, а на экране телевизора уже были Божена и Боб. Боб подал руку стоящей обнажен-ной на импровизированной сцене Божене и помог ей сесть на край бильярдного стола. Он раздвинул её свесившие за край стола очаровательные ножки и, встав на колени, стал делать своим языком тоже, что де-лали Мелвин и Дэвид. Божена, застонав от удовольствия, выгнулась назад, облокотившись на зеленый бар-хат стола. Она вытянула одну ногу вниз, а другую грациозно закинула на плечо Боба. Стив несколько ми-нут гонялся с видеокамерой от одной пары к другим парам, стараясь заснять, как можно больше подроб-ностей. Затем по его приказу ребята с неохотой оторвались от наших мокрых горячих влагалищ и стали быстро раздеваться перед объективом видеокамеры. Эстер тоже разделась, сняв с себя свою блузку и юб-ку. На ней были только чёрные чулки и чёрный пояс. Мелвин, Боб и Дэвид стояли перед нами тремя обна-жёнными также полностью голые. Их возбужденные аппетитные члены были уже в рабочем состоянии и их розовые головки были устремлены в нашу сторону. Особенно мне нравился член у Мелвина. Я очень любила мужчин с огромными членами и у него он был весьма велик, примерно на пять сантиметров боль-ше, чем у его друзей. Режиссёр Стив приказал девушкам встать на колени перед ребятами и ласкать ртом их члены. Я рванулась вперёд, опередив остальных, урвав себе приглянувшийся член Мелвина. Со всем своим умением я с удовольствием стала ласкать губами, ртом и зубками еле вмещавшийся в мой рот муж-скую твёрдую плоть. Рядом со мной это же проделывали Эстер с Бобом, а Божена с Дэвидом. Стив в это время крутился вокруг нас, стараясь заснять, как можно больше крупных планов. Вскоре я почувствовала, что Мелвин уже крайне возбуждён. По его телу разливались волны мелкой дрожи. Затем, по распоряже-нию нашего режиссёра, Мелвин, Боб и Дэвид легли спиной рядком на бильярдный стол, а я, как и мои под-руги, уселись на них спиной к их лицам, устремив свой страстный взгляд на встречу объективу видеокаме-ры. Я, взяв в руку толстый член Мелвина, направила его в свою жаждущую ласки точку. Присев, я ощути-ла, как член мужчины туго входит в моё влагалище. Я застонала от нахлынувшего наслаждения. Слева от меня охала и извивалась от удовольствия Эстер, сидя на члене Боба, а справа громко сопела Божена, под-нимая и опуская свои ягодицы на член Дэвида. Стив старался проникнуть своим объективом чуть ли не в наши влагалища, мешая мне наслаждаться. Но вскоре я забыла о Стиве, о видеокамере, о телевизоре, обо всём на свете, погрузившись в сказочный мир сильных ощущений. Я возбуждённая до крайности, изгиба-ясь, охая и стоная, поднимала и опускала своё изнемогающее от страсти тело навстречу члена Мелвина, упираясь руками в его волосатые колени. И когда я почувствовала, как его член взорвался струями горя-чей спермы в моём влагалище, моё возбуждение перешло в исступление.
     Когда я очнулась, всё уже было кончено. Фильм был снят. Стив дрожащими от возбуждения ру-ками перемотал видеокассету и включил аппаратуру. На экране телевизора появилось изображение тан-цующей на бильярдном столе Божены. Все, не одеваясь, уселись перед экраном. Стив был прирождённым оператором. Наш фильм не уступал профессиональному. Я видела крупные планы языков ребят, ласкаю-щих наши влагалища, наши рты, сосущие мужские члены, огромный член Мелвина, входящий в моё влага-лище, который полностью исчезал в моём теле, потом снова появлялся, блестя своей глянцевой кожей. Особенно меня поразило выражение сладострастной муки во время акта и оргазма на моём лице, также на лицах Божны и Эстер. Несмотря на страстные гримасы, наши лица были необыкновенно прекрасны. Фильм вновь всех возбудил, особенно нашего режиссёра Стива. Фильм был снят, но оргия продолжалась.
     Эту ночь мы не сомкнули глаз. Отдыхая между бурной групповой любви, мы несколько раз по-смотрели наш фильм и ещё несколько новых заснятых эпизодов. Затем снова начинали по новой. Я, каза-лось, уже полностью удовлетворена и вымотана, но вновь, увидев себя и друзей на экране телевизора, воз-буждалась, находя в себе неожиданные силы. Наша оргия закончилась где-то около полудня следующего дня. И когда все разошлись, я, еле стоя на ногах, шатаясь, добралась до своей кровати и, упав на неё, мгно-венно уснула, проспав до следующего утра.
     Это был прекрасный отдых. Мы отлично провели остальные три недели с новыми друзьями, но всему приходит конец и я снова оказалась в родном городе.
     

Здесь можно познакомиться для секса:
Я ищу
в возрасте от до



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте ваш эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Эротические рассказы в разделе Эротика:
... и тут ее начало знобить! Ее трясло:
     Мы замерли, я аккуратно стал извлекать пальцы, последняя волна дрожи прокатилась по ее телу. Буквально минуту мы в изнеможении лежали обнявшись, она нежно меня поцеловала.
     - Ты чудо! Давай скорее теперь я, пока ты горячий.
     Она повернула меня на спину, чуть прикасаясь, охватила своими пальцами обнаженный член, нежно нажала на основание головки, выдавив остатки смазки и начала целовать, растирая смазку губами по обнаженному стволу. Потом снова сосала головку - подразнивая язы... [ читать дальше ]
Эротические рассказы XTEXT.ru © 2006-2016        (порно рассказы, секс рассказы)
Сайт xText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам.