Случайный эротический рассказ, раздел По принуждению:
... Прижал язык, но большой своей частью торчал наружу, там прикреплен ремешок, который, чувствую, у меня заботливо затягивают на затылке. Тут мне уже совсем не по себе становится, мало того. Что вся затянута до неподвижности, так теперь еще такое чувство, что даже внутри связали. Сказать ничего не могу, даже пискнуть.
     Пробую пошевелиться. Можно чуть-чуть на цыпочки привстать - каблуки-то высоченные. Но опускаться больно - планка прямо разрезает и стержень фиксирует надежно упакованные ноги. Можно немного покачать руками, но это движение тут же передает телу инерцию, в результате которой ... [ читать дальше ]
Название: Лихие 90-ые. Глава 10 - Чур, не игра!
Автор: кот Валериан
Категория: Первый опыт
Добавлено: 02-03-2015
Оценка читателей: 5.93



Пациентка тяжело вздохнула. Но послушно пошла, куда сказано.

Стол был высоким. Девочка неуклюже полезла наверх. Я не удержался от соблазна и снова подсадил ее. На этот раз - подсунув ладонь между ножек. Скромница пулей взлетела над моей наглой рукой, брякнулась на животик на расстеленные на столе одеяла и сжала ножки. Но скандалить уже не решилась.

- Лежать и ждать. Не слезать. Доктор руки помоет и придет, - по-хозяйски похлопав по попке, сказал я.

Даша добела сжала половинки. На попке появились симпатичные ямочки. Но и на этот раз возражать девочка не рискнула.

Я не спеша сходил в ванную. Потом прихватил из гардеробной новое большое полотенце - на случай, если понадобится вытирать взмокшую под моими руками малышку.

И вернулся с ним к празничному столу, на котором меня ждало лакомое блюдо. Дашка подана, монсеньор!

Я подошел вплотную. Девочка дернулась, повернула ко мне лицо. Обреченно вдохнула и вся напряглась. Попка снова стала похожа на мятое яблоко.

Бедолага ждала: вот сейчас я переверну ее на спинку, заставлю убрать руки, которыми она попытается закрыться, и затею унизительный "медосмотр".

Ждала, но стоически молчала, изо всех сил закусив мелко дрожащую губку. Пока я ходил, девочка даже не попыталась удрать со стола. И сейчас послушно лежала, глядя на меня набухшим от слезы глазом. Хулиганка явно начинала смиряться.

Мне вдруг пронзительно, до комка в горле стало жаль героическую малышку.

Ей и так сегодня досталось, моей бедной. Столько всего уже произошло, что Дашка была выжата, как лимон.

- Хватит издеваться, дай ей отдохнуть - заговорила во мне совесть. - На сегодня завязывай с дрессировкой. Приласкай ее прямо сейчас, понежничай.

- Успею понежничать, - неожиданно ответил ей эгоизм. - Хочу еще чуток полапать.

- Не надо, - спорила совесть.

- Как это не надо, - удивился эгоизм, - когда она так прикольно стесняется? Вот как начну для смеха ее стыдить, и превратится мой зверек в аленький цветочек. Вся пунцовая станет. Ох, и весело будет!

- Мучать беззащитного ребенка, который и так согласился на все твои условия? Ну ты козел! - удивилась совесть.

- Вот раз согласилась, значит, пусть терпит! - хихикнул эгоизм.

- Заткнулись. Оба! - ответил я им. - Я придумал, как вас помирить.

Взял с полки флакон массажного масла и вернулся к столу. Дашка горестно вздохнула и стала переворачиваться. Сама! Бедолага смирилась с неизбежным. Видно было, что ей до смерти не хочется, чтобы над ней снова издевались, что она очень устала и чуть не плачет. Но храбрая девочка по своей инициативе начала переворачиваться на спинку. Поняла, что никуда не денешься, так лучше уж быстрее отмучиться.

Мне, наконец, стало стыдно.

- Не надо, - придержал я ее, - полежи так.

Дашка удивленно вытаращила глазища, когда я накрыл ее до пояса полотенцем.

- Расслабься. Тебе ведь не хочется сейчас в доктора играть?

Девочка пожала одним плечом и неуверенно ответила:

- Не... не хочется...

- Значит, в следующий раз осмотрю тебя. А сейчас лежи спокойно и отдыхай.

Я налил в ладонь масло. Дал ему согреться в руке. Дашка вздрогнула, когда моя рука коснулась ее спинки.

- Не бойся. Отдыхай. Я тебе просто расслабляющий массаж сделаю. Только поглажу плечики и спинку, вот и все.

- И все? - переспросила вздрагивающая девочка.

- И все, - кивнул я. - А потом мы тебя оденем. Ктати, давай-ка ремни и браслеты сниму.

Снятые приспособления полетели под стол.

- Но ты же сказал,.. - начала малышка.

- Да, - перебил я ее. - Сказал. Но раз сегодня день подарков, сделаю еще один. Одену. Хоть ты и не заслужила. А пока спокойненько лежи. Лови кайф. Приятно ведь?

- Приятно, - кивнула девочка и вдруг разревелась. Все, что досталось ей сегодня, выливалось сейчас в этих слезах.

Я, не останавливаясь, делал легкий-легкий, как перышко, массаж. Расслабляющий. Утешающий. Ласковый.

Постепенно ученица успокоилась и затихла. Она лежала, жмурясь, как кошка, от моих поглаживаний.

- Спатки захотела? Спи. Ничего не бойся, хорошая моя. А я тебе еще поглажу спинку. Только спинку. Спи...

- Сплю, - повторила Дашуля, окончательно обмякая - А ты погладишь спинку. Только спинку. Только спинку...

- Только спинку, - в тон ей подхватил я. Только спинку...

- Только спинку. Только спинку?.. - вдруг задумался мой котенок.

- Только спинку, - подхватил я. - Если ты хочешь только спинку. Если ты хочешь все, я поглажу все.

- Не хочу все. Хочу только спинку - пробормотала Дашенька и закрыла глаза.

И ведь поняла, что она сейчас в безопасности! Удивительно, как она за эти два дня меня изучила. Куда лучше, чем я ее.

Девочка полежала пару минут, тихо сопя носом и изображая, будто бы засыпает. Она с закрытыми глазками прислушивалась к ощущениям от моих поглаживающих рук.

А потом вдруг сбросила ногой полотенце!

- Только сзади, - важно уточнила ненатурально сонным тоном.

И осталась лежать, старательно зажмуривая глазки.

- Только то, что ты захочешь, - продолжил я, - только то...

Мои руки еще какое-то время разглаживали ее спинку и плечики. Только через несколько минут они скользнули ниже. Дашенька напрягла попку под моими ладонями, но тут же расслабила.

- Только то, что ты захочешь, - гудел я, проходя по ней с головы до ножек и обратно, вверх и вниз, вверх и вниз. - Только то. Только сзади. Только сзади...

Девочка старательно изображала, будто спит. Ее крепко зажмуренные ресницы дрожали. Подбородок трясся от сдерживаемого смеха.

Минут пять она чуть подергивала руками и ногами. Я понял, что мой героический голопопик собирается с духом для нового подвига.

- Только то, что ты захочешь... только сзади... только сзади, - мягко намекал я ей, продолжая поглаживать. - Только сзади...

И Дашка решилась!

Изобразив потягушки, она ненатурально зевнула, еще крепче жмуря глаза, забормотала неразборчиво, будто бы во сне - и перевернулась пузом кверху! Моя игрушка добровольно отдалась хозяйским рукам!

Какое-то время я занимался только ее ручками и ножками. Пациентка продолжала изо всех сил изображать сон. Тогда я прогладил ее ножки заново - одну, потом другую.

На этот раз я приподнимал ее ножку. Массировал по всей длине. А закончив - клал обратно на стол, но отведенной в сторону. Вроде бы случайно. В результате я уложил ее ножки довольно широко разведенными.

Воспитанница в любой момент могла прекратить игру. Но мужественно терпела. Хотя вся подергивалась, но ножки оставались лежать, как я их положил.

Я неторопливо промассировал ее бока - следя, чтобы нечаянно не щекотнуть, не заставить ее расколоться.

Дашка начала стремительно краснеть. Вся. От макушки до пяток. Но все еще держалась.

Я плавно перешел к ее животику.

Только тут она сдалась. Открыла глаза, сжала ножки и закрылась руками.

- Мне... мне... мне стыдно, - призналась девочка.

- Значит, не надо? - спросил я.

Девочка смущенно пожала плечами, пряча лицо.

- Не надо, тебе стыдно, - переспросил я. - Или надо, но тебе стыдно?

Выбор сейчас был за Дашей. "Надо" - она бы не сказала, ясно. Но могла промолчать. И я продолжил бы игру. Не закрываться было выше дашкиных сил. Но я бы это исправил в момент - если девочка сейчас решится.

Подвернул бы свисающую со стола простынь, со всех сторон подоткнув ее под одеяла, которые она прикрывала.

Открылись бы края столешницы. Стол, как и многое другое, был обманом. Выглядел он необычно. Стол старательно косил под антиквариат. А на самом деле он был изготовлен для воспитания по моему спецзаказу.

Сквозь одеяла пациентка не чувствовала главную особенность "воспитательного стола": вместо сплошной деревянной столешницы у него была только рамка из четырех дубовых реек , накрытая металлической сеткой с ячейкой в палец, сваренной из мощных прутков.

Я бы пристегнул ее разведенные ручки и ножки к этой сетке и продолжил массаж.

Но девочка не промолчала.

- Не надо, - попросила она.

- Слушаю и повинуюсь, о рахат моего лукума! - улыбнулся я и задумался.

Происходило что-то очень странное. С одной стороны, мы перевыполнили план дрессировки во много-много раз. Даже упаковывать подопытную в "конструктор" я уже попробовал. Хотя планировал начать связывания только через недельку - две: раньше казалось нереальным.

Но с другой - наши отношения быстро менялись. Быстро - и непредсказуемо.

Даже сегодня утром мне и в голову не могло придти, что я вот так возьму и прикрою свою игрушку полотенцем. Прикрою, не лелея какие-то коварные планы, а просто так! Что вдруг разрешу ей одеться - в ситуации, когда вполне мог оставить голенькой. И уж подавно я не представлял, что Дашка захочет (сама, не по команде!) это полотенце сбросить, подставив попку моим рукам.

А ведь спроси кто-то еще полчаса назад, что будет с девочкой, когда она окажется на процедурном столе - черт возьми, да у меня давным-давно на этот счет целая куча злодейств была придумана! Шаг за шагом я еще до нашего знакомства сто раз в мелочах продумывал.

Первым делом пристенул бы к столешнице Дашку, разложенную звездочкой, за руки, за ноги и за нижний ремень.

Постыдил бы ее как следует, бесцеремонно лапая: пусть покраснеет от всей души.

Отстегнул бы ножки и притянул их за щиколотки короткими поводками над головой.

Навалял бы по услужливо подставленной попке за то, что фордыбачилась. Нашлепал бы, пока бедолага не превратится в вождя краснопопых.

Оставив свою пациентку зафиксированной на столе, не спеша сходил бы в гардеробную. Всандалю пациентке клизму. А потом...

Когда я закончил массаж, девочка посопела носом и осторожно глянула на меня из-под ресниц.

- Приятно было?

Малышка разнеженно кивнула.

Я погладил ее по голове.

Дашка продолжала спокойно лежать на спине.

Слабые ручки разбросаны по сторонам. Худенькие ножки оставались так, как я их положил.

Что-то щелкнуло у меня в голове. Я впервые увидел происходящее со стороны.

На столе, который я превратил в инструмент для унижений и издевательств, передо мной лежал ребенок. Ребенок, который нуждался вовсе не в моих извращенных фантазиях. А в обычной любви. В защите. В детстве.

Я осторожно набросил на девочку полотенце.

Мы молча смотрели друг на друга.

Надо бы выкинуть весь мой хлам из гардеробной, - вдруг подумал я. - А из второй гостиной выйдет неплохая детская. Похоже, я уже наигрался в озабоченного маньяка. Пора завязывать с детскими играми и начинать жить.

Я сдвинул Дашку от края, запрыгнул и сел к ней на стол.

- Слушай, Дарёнка, - нерешительно начал я, - давай так... Забудь всю мою чепуху. Давай считать, будто мы с тобой вот только сейчас познакомились. Многоуважаемая Дарья, не хотите ли вы стать моей дочкой? Настоящей. Не по игре. А потом мы с тобой вместе найдем тебе маму, а мне - жену. Давно мне пора перестать балбесничать. Хочешь хорошую маму, Дашка?

Моя только что приобретенная дочка задумчиво ковыряла полотенце пальцем.

- Хочешь? - повторил я.

Она с сомнением пожала плечиками.

- Папа и мама - это которые пьют и ругаются.

- Мы не будем пить. Твердо тебе обещаю, - улыбнулся я. - Папы и мамы нужны, чтобы заботиться о детях. А дети - знаешь, зачем нужны?

Дашка долго и внимательно смотрела на меня. Потом кивнула и потащила с себя полотенце.

- Нет, глупышка, - возвращая полотенце на тощенькое тельце, мягко ответил я. - А дети нужны, чтобы хорошо учиться, слушаться и радовать папу с мамой.

- Я... я... я плохо учусь, - убито пробормотала девочка и всхлипнула. - И... и веду себя плохо.

- Не страшно. Знаешь, Дашка, хорошие дети - это те, кто старается быть хорошими детьми. Просто старается. Большего я от тебя не жду.

И через секунду малышка с истошным воплем "папка!" висела на моей шее.

Она что-то взахлеб рыдала мне в ухо. Но я не вслушивался. А думал о том, что если сейчас Дашка меня не задушит, то завтра же надо поехать и начать восстанавливать ее документы. Потом - детская поликлиника, портнихи, школа, репетиторы, учебники, игрушки. Да, тратить деньги на это будет куда приятней, чем на мои дурацкие приспособления...

Но это все будет завтра. А сегодня - совершенно неожиданно мне предстоит первый семейный вечер с упавшей с неба дочкой. Лучшей дочкой на свете. И надо было начинать учиться быть достойным своего ребенка.

- Ну что, бахнем чайку? - спросил я.

- Бахнем! - залихватски махнула рукой Дашка.

И мы пошли пить чай.

Здесь можно познакомиться для секса:
Я ищу
в возрасте от до



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте ваш эротический рассказ на нашем сайте!


Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:

Саша 09.03.2015 22:04
Концовка милая. Хороший рассказ, автор!
Но очень ждем от тебя также и что-то навроде "Очерки школьной жизни".
Разные сюжеты могут развиваться по-разному. Ты хорошо пишешь, и не злоупотребляешь описанием ЕЕ ошущений. Многие пишут от ЕЕ лица, или много описывают ЕЕ ощущения, словно читатель обязательно ассоциирует себя с НЕЙ. А если читатель ассоциирует себя не с ней, это делает рассказ нечитабельным. Ты хорошо пишешь. Напиши, пожалуйста, еще, с другим развитием сюжета.

Анна 06.03.2015 02:01
Спасибо за чудесную историю!


Эротические рассказы в разделе Инцест:
... Трогал волосатый кустарник между ее ногами... Черт! Я пробовал выбросить эти мысли из головы. Мне это удалось и я начал засыпать.
     Когда в середине ночи я был разбужен хрюкающими звуками и писком идущим из соседней комнаты. Я не верил своим ушам.
     Да!, да..., я трахаю тебя своим твердым членом..., я хочу разорвать тебя своим твердым хуем..., да трахнуть тебя..., трахнуть хорошо.
     А моя сестра издавала лишь:
     Угхххх, Унннн, Аххххх, Уххх.
... [ читать дальше ]
Эротические рассказы XTEXT.ru © 2006-2016        (порно рассказы, секс рассказы)
Сайт xText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам.